ИННОВАЦИОННЫЙ МЕТОД ОЦЕНКИ РИСКА РЕЦИДИВИРУЮЩИХ БОЛЕВЫХ СИНДРОМОВ У ШКОЛЬНИКОВ С ИНТЕРНЕТ-ЗАВИСИМЫМ ПОВЕДЕНИЕМ

Библиографическое описание
Эверт Л.С. ИННОВАЦИОННЫЙ МЕТОД ОЦЕНКИ РИСКА РЕЦИДИВИРУЮЩИХ БОЛЕВЫХ СИНДРОМОВ У ШКОЛЬНИКОВ С ИНТЕРНЕТ-ЗАВИСИМЫМ ПОВЕДЕНИЕМ / Л.С. Эверт, С.С. Серен-оол, Ю.Р. Костюченко, О.Ю. Чащухина, Т.Л. Шарыпова, А.К. Бямбаа, Л.С. Андалаева, Н.Д. Ламажай, Т.С. Сандак // «Вопросы современной науки»: коллект. науч. монография; [под ред. Н.Р. Красовской]. – М.: Изд. Интернаука, 2021. Т. 65. DOI:10.32743/25001949.2021.65.299325

ИННОВАЦИОННЫЙ МЕТОД ОЦЕНКИ РИСКА РЕЦИДИВИРУЮЩИХ БОЛЕВЫХ СИНДРОМОВ У ШКОЛЬНИКОВ С ИНТЕРНЕТ-ЗАВИСИМЫМ ПОВЕДЕНИЕМ

Эверт Лидия Семеновна

Серен-оол Саяна Санчайевна

Костюченко Юлия Ринатовна

Чащухина Ольга Юрьевна

Шарыпова Татьяна Леонидовна

 Бямбаа Алдынай Калдар-ооловна

Андалаева Лариса Сереновна

Ламажай Надежда Дадар-ооловна

Сандак Тайгана Саяновна

 

Введение

Разработка способов дифференцированной оценки риска развития различных по частоте градаций болевых эпизодов (частых и редких) и величины этого риска (низкий, средний, высокий, очень высокий) у школьников с дезадаптивным онлайн-поведением обусловлен необходимостью решения актуальной проблемы – совершенствованию ранней диагностики и профилактики коморбидных с интернет-зависимым поведением расстройств психосоматического спектра – рецидивирующих болевых синдромов [1,2,10,12,13,16,17]. Недостаточная методологическая и методическая разработка вышеуказанной проблемы сдерживает решение фундаментальных задач оптимизации диагностики и профилактики большого числа функциональных соматических расстройств и наиболее часто встречающихся из них – рецидивирующих болевых синдромов (головных, абдоминальных и спинальных болей) у школьников с различными видами онлайн-поведения, с учетом принадлежности к коренному и некоренному населению региона проживания.

В настоящее время изучение психосоматических расстройств среди школьников приобретает особую важность. Эти вопросы занимают ведущее место в кругу медико-биологических, социальных и психолого-педагогических исследований. Чрезвычайно актуальной является проблема своевременной диагностики психосоматических расстройств в детском возрасте, в котором профилактические и коррекционные мероприятия наиболее эффективны.

Функциональные соматические расстройства (functional somatic disorders - FSD) у детей и подростков являются актуальной проблемой педиатрии в связи с их широкой распространенностью [22,29,59], негативным влиянием на качество жизни [22,62] и высокой вероятностью трансформации в хронические формы психосоматической патологии [22,25]. Характерными признаками FSD является наличие у детей и подростков жалоб на необъяснимые с медицинской точки зрения симптомы со значительными функциональными и эмоциональными нарушениями. FSD проявляются физическими (соматическими) симптомами, несоизмеримыми с данными объективных физикальных обследований, результатами функциональных и лабораторных исследований, несопоставимы с количеством предъявляемых пациентом жалоб и его анамнезом [27,37,48].

В структуре FSD рассматриваются такие расстройства, как астенический синдром (АС), рецидивирующие головные боли (РГБ), рецидивирующие боли в животе (РБЖ), боли в спине (дорсалгии). Распространенность FSD различна у подростков различного возраста [29], пола [18] и этнической принадлежности [64]. Во многих исследованиях показан рост числа FSD с возрастом [65]. Результаты ряда исследователей продемонстрировали зависимость распространенности FSD от пола: девочки во всех возрастных группах чаще мальчиков предъявляют жалобы на боли различной локализации [62].

Функциональные соматические расстройства являются в настоящее время актуальной проблемой педиатрии, слабо освещаемой в отечественной педиатрической практике. Особенно уязвимы в плане возникновения FSD подростки. Подростковый возраст – период бурного и неравномерного роста и развития организма, самый трудный и сложный из возрастов, представляющий особый, кризисный период становления личности. Большим количеством зарубежных исследований убедительно показана широкая распространенность этих нарушений именно в подростковой популяции.

Исследования проводятся в разных странах и климатогеографических регионах, социально-экономических условиях и местах проживания (город – село), среди разных возрастно-половых групп и разных контингентов (пациентов стационаров, в организованных детских коллективах). Однако, возможность проведения сравнительного анализа результатов различных исследователей ограничена использованием ими разных методических подходов при верификации данных расстройств и организации исследований.

Имеется большой разброс показателей частоты встречаемости рецидивирующих болевых синдромов в детской подростковой популяции по данным, как зарубежных, так и отечественных исследователей. Не достаточно к настоящему времени изучены особенности распространенности и структуры данных видов патологии в различных этнических группах детского населения. Неоднозначны полученные разными авторами гендерные различия распространенности и структуры рецидивирующих болей у подростков. Особенно актуально изучение данных аспектов в такой многонациональной стране, как Россия.

По данным многих зарубежных исследователей, необъяснимые с медицинской точки зрения симптомы, возникнув в детстве, без своевременной их коррекции могут принять стойкий характер и привести к хронизации и инвалидизации. Поэтому, важнейшим направлением исследований является современная эпидемиология функциональных соматических расстройств в различных этнических группах, основанная на валидных диагностических подходах, с обязательным учетом гендерных особенностей. Поиск же гендерных различий должен включать и дифференциацию по этнической принадлежности. Такой подход, на наш взгляд, откроет новые перспективы при более глубоком изучении этой проблемы и может способствовать организации высококачественной и экономически эффективной медицинской помощи детям с различными функциональными кластерами соматических симптомов, в том числе – с учетом гендерных и этнических особенностей.

Согласно данным литературы, в педиатрической популяции FSD имеют высокую клиническую значимость благодаря значительной распространенности и потенциальному сохранению во взрослой жизни. Исследованиями D. Hinton, S. Kirk (2016) и ряда других авторов [49] показано, что FSD связаны с существенными физическими и психологическими нарушениями и могут оказывать негативное влияние на функциональное состояние и благополучие детей и молодых людей в долгосрочной перспективе [40]. Поэтому одной из важных задач современной педиатрии является своевременная диагностика, профилактика и проведение обоснованной коррекции данных видов нарушений для предупреждения их трансформации в хронические формы психосоматической патологии.

В повседневной врачебной практике среди подростков довольно часто встречаются жалобы на повторяющиеся эпизоды головных и абдоминальных болей, болей в спине, а также головокружение, предобморочные состояния и обмороки, астенический синдром, которые в значительной степени связаны с психоэмоциональными факторами. Очевидно, в данном случае речь идет о функциональных болевых синдромах, которые преобладают среди детского населения [46,57].

В литературе имеются сообщения о различной распространенности головной боли у детей и подростков [41]. Cледует подчеркнуть, что особенности РГБ заключаются не только в значительной вариабельности ее распространенности, но и в особенностях структуры и клинических проявлений данной патологии у подростков различных возрастно-половых и этнических групп. Рядом исследователей установлено, что первичные головные боли наиболее распространены в детской популяции и, прежде всего, среди подростков, а распространенность первичной головной боли увеличивается с возрастом у подростков по сравнению с детьми [21].

Данных о распространенности FSD в детской подростковой популяции в РФ незначительное количество [58]. Исследование Ахмадеевой Л.Р. с соавт. (2015) выполнено в рамках международного проекта по изучению головной боли World Children and Adolescent Headache Project. Авторами определены наиболее значимые клинико-социальные предикторы головной боли у детей и подростков и разработана модель прогноза течения головной боли у детей [19].

Важно подчеркнуть, что как в зарубежной, так и в отечественной литературе, есть указания о наличии коморбидных ассоциаций рецидивирующих цефалгий с различными патологическими состояниями и воздействующими факторами. Так, например, было показано, что интернет-зависимое поведение подростков ассоциируется у них с частыми рецидивирующими болями (головными, абдоминальными, спинальными) [31].

У детей и подростков довольно распространенной проблемой являются рецидивирующие боли в животе. Немаловажную роль имеет изучение особенностей распространенности и клинического течения РБЖ у подростков различной этнической принадлежности, в том числе – с точки зрения их половой принадлежности. Специфика воздействия социально-экономических факторов, экологических условий проживания, образа жизни и индивидуально-личностных характеристик подростков различных этнических групп, безусловно, оказывают влияние на особенности клинических проявлений, частоту встречаемости и структуру различных видов патологии, в том числе – рецидивирующих абдоминальных болей.

По данным С.Ю. Терещенко с соавт. (2014), рецидивирующие абдоминальные боли у подростков имели коморбидность с широким спектром других FSD (рецидивирующей головной болью, болями в спине, головокружением и астеническим синдромом [60]. В результатах своего исследования А. А. Schlarb и соавт. (2011) обращают внимание на то, что до 15,3% посещений педиатра составляют дети и подростки с РБЖ, не связанными с органическим поражением, общая распространенность абдоминальных болей у обследованных (Германия, Тюбинген) составила 43,6%. При анализе гендерных особенностей болей, было установлено, что у девочек симптомы встречаются чаще, чем у мальчиков [56].

Обследование 1549 подростков 11-16 лет в Малайзии, проведенное C. Boey и соавт. (2001), не выявило значительных различий в распространенности РБЖ среди детей разного пола, возраста, этнической группы, общая распространенность РБЖ по данным этих авторов составила 10,2% [24].

Боли в спине и мышечные боли в структуре хронических болей, относящиеся к соматическим расстройствам, составляют по данным различных исследователей от 10 до 50%. Так, ученые из Австралии сообщают, что боль в пояснице очень распространена в подростковом возрасте (до 46% к возрасту 14 лет), при этом органическая причина боли встречается редко [50]. Позднее этими же исследователями была доказана связь появления болей в спине с эмоциональными расстройствами, и в ходе проведенного ими масштабного исследования установлено, что боль в спине чаще встречается у девочек, чем мальчиков [51].

По данным английских исследователей Jones M.A. et al. (2004), распространенность рецидивирующих болей в пояснице у подростков Северо-Западной Англии 10-16 лет была 13,1%. Средняя распространенность боли в пояснице составляла 40,2%. Большинство случаев боли в пояснице у обследованных были острыми эпизодами, не приводившими к инвалидизирующим последствиям. В старшем подростковом возрасте рецидивирующие боли в пояснице отмечались у каждого пятого подростка Боль в пояснице является частой жалобой в детстве, хотя в большинстве случаев это острые эпизоды, которые не имеют серьезных последствий для здоровья. Напротив, дети, испытывающие периодические боли в пояснице, по мнению авторов, имеют серьезные последствия и могут привести к инвалидности [43].

По данным российских и зарубежных исследований, распространенность FSD в детской популяции колеблется в широком диапазоне, по-видимому, это объясняется различиями в выборе, как групп исследования, так и диагностических критериев для верификации данных видов нарушений у детей. По мнению Н.А. Шнайдер (2015), неоднородность полученных разными исследователями данных о распространенности психосоматических расстройств в подростковой популяции, в том числе – различных возрастно-половых и этнических групп, связана с различиями в методологии эпидемиологических исследований [45].

Истинный уровень распространенности болевых синдромов в детской популяции может быть выше, так как многие подростки, испытывающие боли небольшой и средней интенсивности, не обращаются за медицинской помощью. В тоже время следует отметить важность данной проблемы и необходимость решения вопроса о ранней диагностике данных видов расстройств, своевременной и обоснованной их коррекции. 

Проблема функциональных соматических расстройств в педиатрии, в том числе, рецидивирующих болей различной локализации, учитывая их значительную распространенность и возможные негативные последствия, к которым может привести длительно существующая боль, требует серьезного внимания. Частое наличие коморбидных ассоциаций и значимый вклад коморбидности в более неблагоприятное течение функциональных соматических расстройств, обосновывает необходимость проведения популяционных исследований, разработку и внедрение дифференцированных подходов к ведению данных контингентов подростков. Целесообразно проведение ранней диагностики и обоснованной коррекции данных видов нарушений в детской подростковой популяции [53].

Вследствие противоречивых сведений о причинах и механизмах развития функциональных соматических расстройств до настоящего времени отсутствуют четко обозначенные стандарты диагностики и лечения таких больных, все это приводит к необоснованному назначению большого числа лабораторных и инструментальных исследований, при этом значительная их часть оказывается малоинформативной. Все это доказывает необходимость создания идеологически единой и функционально завершенной системы оказания медицинской помощи детям с данными состояниями, с разработкой стандартов и протоколов ведения таких пациентов с целью эффективной и своевременной диагностики данных нарушений.

Особую актуальность приобретает выявление среди детей групп риска по развитию нарушений психосоматического спектра, определение индивидуального набора маркеров и уровня риска развития данных расстройств для выработки стратегии их коррекции и профилактики. Недостаточная методологическая и методическая разработка вышеуказанной проблемы сдерживает решение фундаментальных задач оптимизации профилактики большого числа функциональных психосоматических видов патологии у детей и подростков и, прежде всего, с интернет-зависимостью [11,13,14,15,44].

Важнейшим направлением в педиатрии является проведение скрининговых эпидемиологических исследований интернет-зависимости в детских подростковых популяциях с обязательным учетом этносоциальных факторов и спектра потребляемого контента. Чрезвычайно актуальной, требующей безотлагательного решения, является и проблема психосоматической коморбидности с обязательным учетом этно-географических, возрастных и гендерных различий общей распространенности и контент-структуры интернет-зависимости [4,12,20,26,28,36,54,67].

Большим количеством зарубежных исследований убедительно показана выраженная коморбидность ИЗ с широким спектром психопатологических состояний [31,42]. Меньше в настоящее время известно об ассоциации ИЗ с психосоматическими заболеваниями, хотя такая связь высоковероятна, учитывая наличие общих факторов патогенеза (тревожно-депрессивные и обсессивно-компульсивное расстройства) [20,23,33,52,55,63]. В исследовании H-T. Wei et al. (2012), основанном на интернет-опросе, была показана ассоциация ИЗ с хроническими болевыми синдромами, которые авторы связывают с психосоматическими заболеваниями и мышечным перенапряжением.

Наиболее значимыми функциональными психосоматическими расстройствами, ассоциированными с интернет-зависимостью, являются рецидивирующие головные боли (РГБ), рецидивирующие боли в животе (РБЖ), боли в спине (дорсалгии), локализующиеся в различных отделах позвоночника (шейном, грудном, поясничном), а также астенический синдром (АС).

Рецидивирующая головная боль – наиболее часто встречающееся психосоматическое расстройство, встречающееся у детей и подростков. Головная боль (новолат. cephalalgia) – распространённый симптом разнообразных заболеваний и патологических состояний, ощущение боли в области черепа. Боль может быть вызвана механическим, химическим или термическим воздействием на чувствительные рецепторы, имеющиеся в мягких тканях головы – коже, мышцах, в стенках поверхностных артерий головы, твёрдой мозговой оболочке, в сосудах основания мозга. Один из типовых механизмов развития хронических головных болей связан с нарушением сосудистой регуляции.

В соответствии с Международной классификацией расстройств, сопровождающихся головной болью (МКГБ-3 бета, 2013), головные боли (ГБ) подразделяются на первичные, не связанные с заболеваниями головного мозга, мозговых сосудов и других структур, расположенных в области головы и шеи, вторичные или симптоматические, обусловленные причинным заболеванием, а также краниальные невралгии и лицевые боли. Диагноз, то есть форма ГБ, должен быть сформулирован строго в соответствии с диагностическими критериями и терминами МКГБ. В 2018 году издана новая версия МКГБ (https://painrussia.ru/news/263/).

Первичные формы ГБ составляют 95-98% всех форм цефалгий, с вторичными формами врачам приходится сталкиваться достаточно редко (не более 5% всех случаев цефалгий). Согласно МКГБ-3b при первичных формах головных болей анамнез, физикальный и неврологический осмотры, а также дополнительные методы исследования не выявляют органической причины боли, т.е. исключают вторичный характер головной боли, для которой характерно наличие тесной временной связи между началом цефалгии и дебютом заболевания, усиление клинических проявлений головной боли при обострениях заболевания и облегчение течения цефалгии при уменьшении симптомов или излечении заболевания. Диагноз первичных форм головных болей – клинический, он базируется исключительно на данных жалоб и анамнеза. У преобладающего большинства пациентов с первичными головными болями при осмотре не выявляется никаких неврологических симптомов.

По данным зарубежных популяционных исследований периодические головные боли – одна из наиболее распространенных медицинских жалоб в подростковом возрасте, по оценкам, распространенность составляет приблизительно 10% для мигрени и 15-20% для головной боли напряжения (ГБН) [23,66]. Частота встречаемости головной боли увеличивается с возрастом, достигая пика примерно к 11–13 годам, как у девочек, так и мальчиков[35]. Первичные головные боли выявляются в педиатрической практике у 18,6–27,9% детей и подростков, преимущественно в виде мигрени и головных болей напряжения [38]. Наиболее распространенными в структуре первичной головной боли у детей являются два вида: мигрень (с аурой и без ауры) – 38% и головная боль напряжения (эпизодическая и хроническая) – 54 %. Серьезной проблемой является коморбидность первичных головных болей, в том числе с другими психосоматическими расстройствами.

Головная боль напряжения – наиболее распространенный вид головной боли. Ее происхождение связано с наследственной предрасположенностью, вегетативной дисфункцией, психологическими особенностями личности (тревожность), депрессивными включениями, хроническим стрессом (психоэмоциональный, физический). Согласно международной классификации головных болей выделяют эпизодическую и хроническую головную боль напряжения. Нередко данный вид цефалгии сопровождается психовегетативными расстройствами. В отличие от мигрени, интенсивность приступа головной боли напряжения легкая или умеренная, характер – давящий (не пульсирующий), локализация – преимущественно двусторонняя, боль не усиливается при физической нагрузке. Головная боль напряжения не сопровождается тошнотой, рвотой, фото- и фонофобией, и, как правило, в момент приступа не нарушает трудоспособности больных. Эпизодическая головная боль напряжения носит приступообразный характер, боль возникает в разное время суток, чаще к вечеру, длительность приступа варьирует от 30 мин до 7 дней. На протяжении этого времени боль ощущается постоянно, с ней больной просыпается и засыпает, но никогда не пробуждается по ночам.

Другим синдромом, относящимся к психосоматическим расстройствам, является синдром рецидивирующей боли в животе (РБЖ). В подавляющем большинстве случаев не удается выявить какую-либо органическую причину болей. Нередко они вызваны переживаниями, стрессами либо иными психологическими факторами. Чаще такие боли являются редкими, кратковременными, слабой или средней интенсивности, проходящими самостоятельно или после простого изменения диеты, симптоматического использования спазмолитиков, ферментных и антисекреторных препаратов. Согласно предложенным J. Apley и N. Naish критериям, под синдромом РБЖ следует понимать «3 и более эпизодов абдоминальной боли за последние 3 и более месяцев, нарушающих повседневную активность ребенка». Достаточно часто боль в животе острого характера является признаком неорганических (психогенных, функциональных) расстройств желудочно-кишечного тракта.

Еще одним представителем психосоматических болевых синдромов являются дорсалгии. Дорсалгия – это боль в спине, независимо от происхождения, характера, сопутствующих симптомов и точной локализации болевого синдрома. В зависимости от локализации, принято выделять три основных вида боли в спине – цервикалгия, торакалгия и люмбалгия. В ряде случаев выделяют комбинированные типы боли, например, цервико-торакалгия или цервико-дорсалгия. Все типы болей в спине можно разделить на две большие категории – боль вертеброгенного происхождения (причина боли – патология позвоночника) и боль, истинная причина которой лежит за пределами позвоночного столба, или невертеброгенная дорсалгия (психогенная, миофасциальный синдром, миозит). Боль, как правило, возникает на фоне физической нагрузки, после резкого движения (наклон туловища, головы, поворот) или переохлаждения. Интенсивность боли варьирует в пределах от умеренной, до крайне сильной. Боль в грудном отделе часто усиливается при чихании, глубоком вдохе, кашле.

Большим количеством зарубежных исследований убедительно показана выраженная коморбидность интернет-зависимости с широким спектром психосоматических расстройств. В связи с чем, безусловно, важна оценка роли компьютерной занятости в формировании расстройств психосоматического спектра, решение всех этих вопросов, несомненно, представляет научный интерес.

Как и большинство других хронических психопатологических состояний, патологическая интернет-зависимость относится к группе мультифакториальных полигенных заболеваний, где в каждом конкретном случае имеет место уникальное сочетанное влияние врожденных особенностей функционирования высшей нервной деятельности, часть из которых генетически детерминирована (структурные особенности строения нервной ткани, спектр секреции, деградации и рецепции нейромедиаторов) с влиянием множества внешнесредовых факторов (семейных, социальных, этнокультурных) [9,32,52,67]. Постоянно растет объем исследований, доказывающих наличие физиологических нарушений у людей, длительно работающих за компьютером. Это нарушение сна, появление многочисленных жалоб на раздражительность, снижение настроения, беспокойство, нервозность, повышенную утомляемость, зрительное, мышечное и умственное утомление, изменение кожно-гальванической реакции, частоты сердечных сокращений, артериального давления.

М. Орзак (Orzack) выделила физиологические и психологические симптомы, при выявлении которых можно говорить о наличии у человека компьютерной или интернет-зависимости. К психологическим симптомам она отнесла невозможность остановиться, эйфорию, увеличение времени, проводимого за компьютером; ощущения раздражения, тревоги и даже депрессии, когда человек находится не за компьютером; пренебрежение семьей и друзьями, ложь в семье или на работе о своей деятельности, проблемы с работой или учебой. К физиологическим симптомам относятся сухость и резь в глазах, головная боль как при мигрени, боль в спине, поражения нервных стволов руки как результат длительного перенапряжения мышц, расстройства сна, проблемы с желудочно-кишечным трактом из-за нерегулярного питания, пренебрежение личной гигиеной.

Среди многочисленных особенностей, которые присущи интернет-зависимым людям, одной из распространенных является социальная отрешенность, которая выражается в различных формах. Как отмечают А.М. Спринц и О.Ф. Ерышев (2012), по результатам наблюдений за виртуальными аддиктами, Дж. Сулер (1996) выявил, что у данной категории людей происходит радикальное изменение образа жизни: чтобы проводить больше времени в сети, отмечается общее уменьшение физической активности, впоследствии обнаруживается безразличное отношение к собственному здоровью, наблюдается бессонница или изменение режима дня, происходит уменьшение количества друзей, отмечается пренебрежение интересами семьи и заканчивается данный процесс полным отказом проводить свободное время вне сети.

Исследовав личностные особенности интернет-аддиктов, М. И. Дрепа (2009) выявил, что зависимым от виртуальной сети также присущи высокая степень одиночества и конфликтности, которые говорят о наличии у них трудностей в формировании и успешном осуществлении межличностного общения, а также о том, что они преодолевают их путем замещения реального общения виртуальным за счет возможности конструировать в рамках интернет-общения новой виртуальной личности [5].

Среди личностных характеристик подростков, склонных к интернет-зависимости, в литературе выделяются поиск ощущений или потребность в различных, новых переживаниях и способность подвергаться социальному риску ради поиска этих ощущений. Повышение интереса к Интернету у подростков обусловлено рядом причин: высокая познавательная мотивация, которая выражается в их тяге ко всему новому; осознание уникальных возможностей применения современных технологий для познания, общения или развлечения; проявление самостоятельности в выполнении ими творческой работы, а также наличие характерных для подростков психологических проблем и затруднений.

Анализ личностных особенностей, осуществленный по результатам методики Р. Кеттелла, показывает, что подростки, склонные к аддиктивному поведению имеют в целом более низкий уровень общительности, для них характерна отчужденность от внешнего мира, недоверчивость к окружающим, замкнутость. Это доказывает существование субъективных трудностей в общении в реальной жизни у подростков, склонных к интернет-аддикции. В реальном мире, из-за тревожности и неуверенности в себе, таким подросткам труднее устанавливать и поддерживать социальные контакты, а учитывая возможности Интернета для коммуникаций, они могут свободно выражать себя.

Для аддиктов свойственна внутренняя конфликтность и недостаточная дисциплинированность. Деятельность этих подростков не упорядочена, хаотична, они не умеют организовывать свое время и порядок выполнения работы. Такая особенность подростков, склонных к интернет-аддикции, ведет к тому, что они не всегда могут контролировать время, потраченное на взаимодействие с компьютером. Аддиктам в меньшей степени свойственна выдержанность, эмоциональная устойчивость и постоянство в действиях. Для них характерны трудности при адаптации, так как они недостаточно способны следовать нормам и правилам поведения, им свойственен повышенный уровень напряженности, что свидетельствует о наличии внутреннего беспокойства, нарушении равновесия, что, в свою очередь, может привести к появлению агрессивности.

А.Е. Войскунский (2000) выделяет следующие поведенческие характеристики интернет-аддикта: неспособность и нежелание отвлечься даже на короткое время от работы в Интернете; побуждение тратить на обеспечение работы в интернете все больше денег; готовность лгать друзьям и членам семьи, преуменьшая длительность и частоту работы в Интернете; склонность забывать при работе в Интернете о домашних делах, учебе или служебных обязанностях; стремление освободиться от тревоги или депрессии с целью обретения ощущения эмоционального подъема и своеобразной эйфории; нежелание принимать критику подобного образа жизни со стороны близких или начальства; готовность мириться с разрушением семьи, потерей друзей и круга общения из-за поглощенности работой в Интернете; пренебрежение собственным здоровьем и, в частности, резкое сокращение длительности сна и другое [3].

Интернет-зависимое поведение характеризуется эмоциональной неустойчивостью, парадоксальной склонностью одновременно переживать полярные эмоции, чрезмерной возбудимостью, чувствительностью к опасности, нарушением телесной картины своего «Я». По результатам исследований ряда авторов [6] выявлено преобладание среди интернет-зависимых людей агрессивного стиля, характеризующегося оборонительно-нападающей позицией за счет повышенной тревожности и уязвимости, а также асоциальной стратегии преодолевающего поведения, в которую входят асоциальные и агрессивные действия; подростки, имеющие подобную особенность, боятся сокращать дистанцию с окружающими, для них человеческая близость несёт в себе угрозу, и, соответственно, опосредованное общение посредством Всемирной сети, по их мнению, более безопасно, в связи с возможностью продолжить или прекратить общение в любой момент времени по собственной инициативе.

Основными мотивационными факторами возникновения зависимости от Интернета являются возможность анонимного общения с людьми, свободного от морального и этического контроля, реализация не достижимых в реальной жизни фантазий, отождествление себя с любыми персонажами, неограниченный выбор собеседников и их быстрая смена в любом уголке мира, неограниченный доступ к любой информации, ощущение собственного могущества. Для В.Л. Малыгина, Н.С. Хомерики и Е.А. Смирновой (Москва) факторы риска формирования интернет-зависимости связаны со следующими личностными особенностями подростков: склонностью к поиску новых ощущений, агрессивностью и тревожностью, асоциальными копинг-стратегиями, эмоциональной отчужденностью, низкой коммуникативной компетентностью и др. Поэтому все подростки-пользователи пойманы одной сетью и находятся в одной группе риска [6,7].

Скрининговая диагностика рецидивирующих болевых синдромов:

Диагностика наличия и частоты рецидивирующих болевых синдромов (головных болей, болей в животе и спине) возможна с помощью скрининговой анкеты, разработанной проф. С.Ю. Терещенко. При создании данной анкеты для верификации вида головных болей учитывались критерии частоты эпизодов цефалгии, изложенные в международной классификации головной боли (МКГБ-3b, 2013). Критериями вида РГБ являются наличие и частота цефалгии за последние 3 месяца: при частоте головной боли не чаще 1 раза в месяц (или в течение этого времени голова не болела вообще) – делается вывод об отсутствии РГБ, при частоте головной боли от 1 до 15 дней в месяц – РГБ считаются редкими, при частоте головной боли более 15 дней в месяц – РГБ расцениваются как частые. Скрининговая анкета включает также вопросы о наличии и частоте болей в животе и болей в спине.  Боли считаются частыми, если они отмечаются чаще 2-х раз в месяц, редкими – 1-2 раза в месяц, констатируют отсутствие болей – если болей не бывает вообще или они отмечаются реже 1 раза в месяц.

Один из разделов скрининговой анкеты содержит вопросы, позволяющие оценить наличие или отсутствие астенического синдрома (АС).

Диагностические тесты для определения особенностей онлайн-поведения:

Верификацию наличия/отсутствия интернет-зависимости целесообразно проводить с помощью современных валидизированных психологических методик, в первую очередь это относится к опроснику Чена [30]. По своим диагностическим критериям тест интернет-зависимости Чена наиболее близок к тем известным шести диагностическим компонентам, универсальным для всех вариантов аддикций (сверхценность, изменения настроения, рост толерантности, симптомы отмены, конфликт с окружающими и самим собой, рецидив). Кроме этого, среди очевидных плюсов данного инструмента является его структура, в которой заложен принцип пошкального и суммарного измерения. Тест позволяет параллельно измерять специфические симптомы зависимости, среди которых: толерантность, симптом отмены, компульсивности и в тоже время еще и исключительно психологические аспекты, такие как: способность управлять собственным временем и наличие внутриличностых проблем. Суммарность измерений выражается в наличии интегративных показателей надшкального характера и показателя общего итога.

Таким образом, тест учитывает системообразующие факторы зависимого поведения и имеет высокий диагностический потенциал. Имея пяти-осевую модель можно не просто диагностировать предполагаемый факт наличия/отсутствия интернет- зависимого поведения в дихотомическом делении на да/нет, но и качественно определить выраженность тех или иных симптомов, характеризующих паттерн зависимого поведения. Особым достоинством теста Чена является его многогранность, способность измерять с нескольких точек единый континиум поведения, связанного с интернет ресурсами.

Для верификации вида онлайн поведения подростков применяется международно принятая шкала интернет-зависимости Чена (CIAS) [31], адаптированная В.Л. Малыгиным и К.А. Феклисовым [7]. Критериями наличия патологического пользования интернетом (ППИ) или интернет-зависимости (ИЗ) служат значения суммарного CIAS-балла по шкале Чена ≥ 65 баллов, при величине данного показателя в диапазоне 27-42 балла верифицируют отсутствие интернет-зависимости (или АПИ), при величине 43-64 балла – констатируют наличие неадаптивного пользования интернетом (НПИ).

Анализ контент-структуры онлайн поведения у подростков проводится с использованием русскоязычной версии опросника для оценки игровой зависимости «Game Addiction Scale for Adolescents» [47] и опросника зависимости от социальных сетей «The Social Media Disorder Scale» [61]. В структуре потребляемого контента выделяют следующие виды: игровую зависимость, зависимость от социальных сетей, смешанную интернет-зависимость (наличие одновременно игровой зависимости и зависимости от социальных сетей) и недифференцированную интернет-зависимость (подростки с ИЗ, подтвержденной величиной суммарного CIAS-балла по шкале Чена ≥ 65, не имеющие игровой зависимости, зависимости от социальных сетей, но с преобладанием других видов онлайн деятельности).

Нами разработан и внедрен в клиническую практику новый информативный способ оценки риска развития расстройств психосоматического спектра (РГБ, РБЖ, дорсалгий) – различных по частоте градаций болевых эпизодов (частых и редких) и величины этого риска (низкий, средний, высокий, очень высокий) у школьников коренного и некоренного населения региона проживания с различными видами онлайн-поведения (АПИ, НПИ, ППИ) и различным контентом кибер-аддикции (игровой и смешанной ИЗ, зависимостью от социальных сетей).

Способ разработан на основе авторской программы для ЭВМ «Интернет и рецидивирующие боли» (Internet and recurrent pain) в модули которой включены валидизированные и международно признанные шкалы и опросники, итоговые характеристики которых оценены с точки зрения их вклада в риск развития различных видов рецидивирующих болевых синдромов путем расчета показателей отношения шансов (ОШ) и диагностических коэффициентов (ДК) с последующей оценкой среднего значения ДК по предложенным критериям. В перечень таких опросников вошли: шкала интернет-зависимости Чена (CIAS), опросник для оценки игровой зависимости «Game Addiction Scale for Adolescents» и опросник зависимости от социальных сетей «The Social Media Disorder Scale».

Поставленная задача решена за счет реализации разработанного авторами алгоритма, включающего тестирование подростка по трем указанным выше опросникам путем внесения вариантов ответов в соответствующие диалоговые окна установленной на компьютере авторской программы для ЭВМ «Интернет и рецидивирующие боли» (Internet and recurrent pain).

Итоговый модуль программы содержит диагностическую таблицу с перечнем факторов риска развития рецидивирующих болевых синдромов – различных видов онлайн-поведения (АПИ, НПИ и ППИ) и вариантов интернет-зависимости (игровой, смешанной, зависимости от соц. сетей), вклад которых в риск развития оцениваемых видов патологии верифицирован по величине ОШ и их ДК. Программа обрабатывает внесенные данные и согласно содержащемуся в ней алгоритму осуществляет оценку анализируемых признаков (факторов риска) в баллах дифференцированно для школьников коренного и некоренного населения, для каждого из видов болевых синдромов с учетом их частоты (редкие или частые) и далее определяет величину риска развития (низкий, средний, высокий, очень высокий) каждого из них по критериям, включенным в модуль программы. По итогам тестирования программа выдает «Заключение» (Приложение 1).

В соответствии с полученными по программе ЭВМ результатами врачом педиатром и/или клиническим психологом планируется и реализуется индивидуально-ориентированный комплекс профилактических (а в случае необходимости – лечебных) мероприятий, в том числе – методов психологической коррекции для лиц с интернет-зависимым поведением. В последующем для оценки эффективности проводимых лечебно-профилактических мероприятий проводится обследование подростка в динамике с целью мониторирования сохраняющихся у него факторов риска развития функциональных соматических расстройств в виде рецидивирующих болевых эпизодов различной локализации, наличия положительной или отрицательной динамики со стороны оцениваемых показателей.

При реализации предлагаемого способа возможно получение реального клинического результата: ранняя диагностика риска развития функциональных соматических расстройств в виде рецидивирующих болевых синдромов (головных болей, болей в животе, болей в спине) у школьников коренного и некоренного населения с дезадаптивными видами онлайн-поведения, оценка величины этого риска при высокой информативности и безопасности метода.

Применение данного способа позволяет своевременно оценить наличие и степень риска развития различных видов рецидивирующих болевых синдромов (редких и частых эпизодов) у школьников с интернет-зависимым онлайн-поведением, дифференцированно для коренного и некоренного детского населения, оптимизировать проведение целенаправленных и индивидуально ориентированных профилактических и лечебных мероприятий, направленных на профилактику интернет-зависимого поведения и ассоциированных с ним коморбидных расстройств психосоматического спектра (рецидивирующих болевых синдромов) у данного контингента подростков.

Показанием к использованию данного способа является обследование детей школьного возраста с целью оценки риска развития рецидивирующих эпизодов боли (головной, абдоминальной, спинальной), ассоциированных с интернет-зависимым поведением и величины этого риска. Для ранней диагностики неадаптивного и патологического пользования интернетом (или кибер-аддикции) рекомендуется использование предлагаемой нами программы для ЭВМ, которая может применяться при диспансеризации школьников подросткового возраста, в комплексе диагностических мероприятий, проводимых педиатрами, клиническими психологами и специалистами другого профиля (неврологами, психологами, социальными педагогами и др.), а также специалистами профилактических и реабилитационных отделений ЛПУ и детских Центров здоровья.

Абсолютных противопоказаний для применения данного способа нет. Относительными противопоказаниями является смена места проживания ребенка в течение 6 месяцев (переезд с родителями из других регионов, смена школы и др.),  срок менее 3-х месяцев от  перенесенного острого инфекционного или неинфекционного заболевания, поскольку эти факторы могут снижать диагностическую значимость функциональных показателей  в связи с их выраженным вмешивающимся влиянием в функционирование организма и, в первую очередь, на эмоциональное состояние, центральную и вегетативную нервную систему ребенка.

Для реализации на практике данного способа необходим набор диагностических тестовых опросников, программа для ЭВМ «Интернет и рецидивирующие боли» (Internet and recurrent pain), персональный компьютер и принтер.  Для выявления диагностически значимых факторов риска развития рецидивирующих болевых синдромов был использован метод логистической регрессии, который позволил выявить признаки (дезадаптивные виды онлайн-поведения и варианты интернет-зависимости), ассоциированные с определенным видом рецидивирующего синдрома и рассчитать отношение шансов (ОШ) и значения диагностических коэффициентов (ДК) для каждого из этих факторов.

Для организации системы оценки риска рецидивирующих болевых синдромов у подростков была создана информационная база, включающая перечень признаков (факторов риска) – дезадаптивных видов онлайн-поведения (НПИ и ППИ) и различных вариантов ИЗ (игровой, смешанной и зависимости от социальных сетей). Величина риска определялась совокупностью верифицированных признаков и величиной значения показателей ОШ. Кроме того, с помощью таблиц С. Кульбака были определены диагностические коэффициенты для каждого из признаков. Степень риска развития определенного вида болевого синдрома и его частоты определялась величиной ДК и оценивалась по следующим критериям: низкий риск - ДК=1,0-1,9; средний риск – ДК=2,0-2,9; высокий риск – 3,0-3,9 и очень высокий риск – ДК ≥ 4,0.

Риск оцениваемых видов патологии рассчитывался дифференцированно с учетом принадлежности тестируемого к коренному или некоренному населению региона проживания.

Способ осуществляют следующим образом: первым этапом его реализации является диагностика особенностей онлайн-поведения и вида интернет-зависимости, верифицированных по результатам тестирования с использованием включенных в программу шкал и опросников: шкала интернет-зависимости Чена (CIAS), опросник оценки игровой зависимости «Game Addiction Scale for Adolescents» и опросник зависимости от социальных сетей «The Social Media Disorder Scale».

Процедура оценки риска развития различных по виду и частоте рецидивирующих болевых синдромов у подростков с использованием компьютерной программы заключается во введении паспортных данных (Ф.И.О., дата рождения, дата обследования, пол, возраст, национальность, дата обследования, домашний адрес, контактный телефон, значения АД, пульса, веса, роста) в соответствующие строки диалогового окна программы, отражающего сведения о тестируемом (рис. 1).

 

Рисунок 1. Окно введения данных о тестируемом

 

Определение вида онлайн-поведения (АПИ, НПИ или ППИ) осуществляется путем внесения вариантов ответов в соответствующие строки диалогового окна программы «Шкала Чена» (рис. 2).

 

Рисунок 2. Диалоговое окно программы «Шкала Чена»

 

Следующие диалоговые окна отражают включенные в программу опросники оценки игровой зависимости (рис. 3) и зависимости от социальных сетей (рис. 4).

 

Рисунок 3. Окно программы «Игровая интернет-зависимость»

 

Рисунок 4. Окно программы «Зависимость от социальных сетей»

 

Компьютерная программа оценивает наличие (либо отсутствие) индивидуального набора диагностически значимых признаков – факторов риска развития рецидивирующих болевых синдромов и определяет величину этого риска. На основе полученных данных программа формирует «Заключение» о результатах тестирования, предусмотрено сохранение полученных данных в формате Exel и Word, а также выведение «Заключения» на печать.

На основе данного «Заключения» составляется план профилактических и лечебных мероприятий с учетом конкретного набора признаков, ассоциированных с определенным видом болевого синдрома или сочетания синдромов (например, частых головных болей и редких болей в животе) данного подростка, а в последующем провести тестирование в динамике для оценки эффективности проводимых профилактических и коррекционных мероприятий.

Мерами по предотвращению вероятных ложноположительных и/или ложноотрицательных результатов предлагаемой технологии являются строгое соблюдение методики, учет описанных выше относительных противопоказаний.

Особую актуальность в педиатрической практике имеет решение задач оптимизации своевременной диагностики и эффективной коррекции различных видов расстройств психосоматического спектра, в том числе, наиболее распространенных из них – рецидивирующих болевых синдромов, часто ассоциированных с интернет-зависимым онлайн поведением школьников.

Использование в клинической практике данного способа позволяет оценивать у подростков риск развития функциональных соматических расстройств – болевых синдромов, коморбидных с дезадаптивным пользованием интернетом (НПИ и ППИ), определять величину этого риска, верифицировать группы риска по прогрессированию имеющихся у них нарушений, их неблагоприятной динамики и в последующем – вероятной трансформации в хроническую психосоматическую патологию.

Таким образом, предлагаемый способ позволяет оперативно определять особенности индивидуального набора признаков (факторов риска), обусловленных интернет-зависимым онлан-поведением, оценивать их вклад в развитие различных видов рецидивирующих болевых синдромов с учетом принадлежности тестируемого к коренному или некоренному населению региона проживания, формировать группы риска по прогрессированию ассоциированных с дезадаптивным онлайн-поведением психосоматических расстройств, разрабатывать комплекс индивидуально-ориентированных мероприятий с целью оптимизации профилактических мер по предупреждению и коррекции имеющихся нарушений, в том числе – с целью профилактики развития нарушений социально-психологической адаптации.

В соответствии с имеющимся спектром функциональных соматических расстройств, с учетом наличия дезадаптивных видов онлайн-поведения и их вероятного негативного влияния на формирование психосоматических расстройств, обследованному подростку необходима консультация врача – специалиста по соответствующему профилю патологии для целенаправленного углубленного обследования с целью уточнения причин развития данных расстройств и назначения эффективных методов коррекции и профилактики.

 

Приложение 1.

Заключение

результатов тестирования по программе ЭВМ

«Интернет и рецидивирующие боли» (Internet and recurrent pain)

 

№ протокола _____   Дата обследования (число, месяц, год) ________

Фамилия _________________________ Имя ______________ Отчество _________________

Дата рождения (число, месяц, год) ________ Возраст (лет) ____ Пол (муж., жен) ____ Возрастная группа: младшая (7-11 лет), старшая (12-18 лет) ___________

Ваша национальность _________  Нац-ть матери _____________  Нац-ть отца ____________

Принадлежность к населению по месту проживания (коренное, некоренное)  _________

Место проживания: край ____, республика _____, область ______, район (края, республики, области) ____, Населенный пункт: город ____, поселок _____, село ______, деревня _____

Улица _________________ дом ____ квартира ____ корпус ____ Конт. тел. _____________

Учебное заведение: школа, гимназия, лицей, техникум, колледж, училище, ВУЗ. Класс / группа ___

Использование различных гаджетов (компьютер, планшет, телефон) в течение одного дня обычно составляет ____ (час/день) Уровень комп. нагрузок (высокий, средний, низкий)_____

Вес ______(кг)      Рост _____ (см)     Частота пульса _______(уд/мин) 

Систолическое АД _________ (мм рт. ст.)       Диастолическое АД _______ (мм рт. ст.)

Балл по опроснику Чена ______, Балл игровой зависимости по строгим критериям ____,

Балл игровой зависимости по мягким критериям ____, Балл зависимости от соц. сетей ____

Онлайн-поведение: (адаптивное, неадаптивное, интернет-зависимость) _________________

Игровая интернет зависимость (нет, есть по строгим критериям, есть по мягким критериям) Зависимость от социальных сетей (нет, есть) _____

Смешанная интернет зависимость (нет, есть) _____

Недифференцированная интернет зависимость (нет, есть) ____

Риск развития редких головных болей (низкий, средний, высокий, очень высокий) _____

Риск развития частых головных болей (низкий, средний, высокий, очень высокий) _____

Риск развития редких болей в животе (низкий, средний, высокий, очень высокий) _____

Риск развития частых болей в животе (низкий, средний, высокий, очень высокий) _____

Риск развития редких болей в спине (низкий, средний, высокий, очень высокий) _____

Риск развития частых болей в спине (низкий, средний, высокий, очень высокий) _____

 

Врач _________________________ (Ф.И.О.)          ________________________ (подпись)

 

Список литературы:

  1. Антропов Ю.Ф. Исторически-динамическое развитие идей о психосоматических взаимоотношениях В кн: Ю.Ф. Антропова, С.В. Бельмера «Соматизация психических расстройств в детском возрасте». – М.: Медпрактика, 2005 – 444 с.
  2. Брязгунов И.П. Психосоматика у детей. М.: Психотерапия; 2009.
  3. Войскунский А.Е. Феномен зависимости от Интернета // Гуманитарные исследования в Интернете / под ред. А.Е. Войскунского. - М.: Можайск-Терра, 2000. - С.11-40.
  4. Долодаренко А.Г. Проспективное исследование влияния занятий за компьютером на состояние здоровья детей среднего школьного возраста / А.Г. Долодаренко, Л.М. Фатхутдинова, Л.Т. Гараева // Бюллетень ВСНЦ СО РАМН. - 2006. - №3 (49). - С. 157-161.
  5. Дрепа М.И. Психологический портрет личности интернет-зависимого студента // Вестник ТГПУ. - 2009. - №4. - С. 75-81
  6. Малыгин В.8Л. Личностно-типологические свойства подростков, зависимых от Интернета / Малыгин В. Л., Хомерики Н. С., Смирнова Е. А. [и др.]  // Здоровье и образование в XXI веке. - 2008. - №1. - С. 135.
  7. Малыгин В.Л. Особенности личности подростков, склонных к интернет-зависимому поведению / В.Л. Малыгин, А.С. Искандирова, Н.С. Хомерики [и др.] // Журнал неврологии и психиатрии им С.С. Корсакова. - 2011. - № 4. - С. 105-108.
  8. Малыгин В.Л., Феклисов К.А. Интернет-зависимое поведение. Критерии и методы диагностики: Учебное пособие. М.: МГМСУ; 2011: 32.
  9. Хомерики Н.С. Особенности семейных коммуникаций при интернет-зависимости у детей-подростков / Н.С. Хомерики, В.Л. Малыгин, Е.А. Смирнова [и др.] // Психическое здоровье – 2011. – № 2 (57). – С. 46–49.
  10. Эверт Л.С. Медико-биологические и психосоциальные факторы риска развития артериальной гипертензии у детей / Л.С. Эверт, М.Ю. Маслова, Е.Н. Власова [и др.] // Бюллетень ВСНЦ. - 2012. - № 5 (87). – С. 70-74.
  11. Эверт Л.С. Синдромы рецидивирующих болей у школьников Сибири с синкопальными состояниями / Л.С. Эверт, С.В. Реушева, О.И. Зайцева [и др.] // Фундаментальные исследования. – 2014. - № 7 (ч. 5). - С. 1060-1064.
  12. Эверт Л.С. Социально-гигиенические и клинико-функциональные аспекты компьютерных нагрузок у студентов / Л.С. Эверт, Т.В. Потупчик, С.А. Бахшиева [и др.] // Российский медицинский журнал. – 2015. – № 4. – С. 4-8.
  13. Эверт Л.С. Способ оценки нарушений психосоматического статуса у детей и подростков / Л.С. Эверт, С.Ю. Терещенко, С.В. Реушева [и др.]  // Современные проблемы науки и образования. – 2016. – № 4; URL: http://www.science-education.ru/article/view?id=24897 (дата обращения: 07.07.2016).
  14. Эверт Л.С. Характеристика этнических и возрастно-половых особенностей психосоматических расстройств у школьников Сибири / Л.С. Эверт, Н.Ю. Гришкевич, С.А. Бахшиева [и др.] // Обозрение психиатрии и медицинской психологии им. В.М. Бехтерева. - 2016. - № 3. - С. 61-66.
  15. Эверт Л.С. Этиопатогенетические аспекты и факторы риска дорсопатий у детей и подростков / Л.С. Эверт, С.В. Реушева, О.И. Зайцева [и др.] // Российский педиатрический журнал - 2016. - № 19 (6). – С. 380-384.
  16. Эверт Л.С., Власов В.И., Костюченко А.Е., Терещенко С.Ю., Ахмельдинова Ю.Р., Потупчик Т.В., Кондрат И.А. Программа для ЭВМ «Сyber addiction and adolescent health» («Кибер-аддикция и здоровье подростков»). 2019.
  17. Эверт Л.С., Корнигруца В.Ф., Костюченко А.Е., Потупчик Т.В., Ахмельдинова Ю.Р. Программа для ЭВМ «Оценка тревожно-депрессивных состояний и уровня стресса у детей с различным уровнем компьютерных нагрузок» (№ гос. рег. программы для ЭВМ 2018666979 от 25.12.2018 г.).
  18. Agarwal V., Rashmi T.S. Functional somatic symptoms in children: Current challenges and future directions // Journal of Indian Association for Child and Adolescent Mental Health. 2015;11(4): 256-259.
  19. Ahmadeeva L.R., Valeeva D.S.., Vejcman BA., Ahmadeeva E.N. Headache in the practice of a pediatrician: multivariate analysis of clinical and social predictors // Saratovskij nauchno-medicinskij zhurnal. 2015;11(4):548–551.
  20. Ahmadi J., Amiri A., Ghanizadeh A. [et al.] Prevalence of addiction to the internet, computer games, DVD, and video and its relationship to anxiety and depression in a sample of Iranian high school students // Iran J Psychiatry Behav Sci. Summer. 2014;8(2):75-80.
  21. Al-Hashel J.Y, Ahmed S.F, Alroughani R. Prevalence and Burden of Primary Headache Disorders in Kuwaiti Children and Adolescents: A Community Based Study // J  Frontiers in Neurology. 2019;10. https:/ doi.org/10.3389/fneur.2019.00793
  22. Basch M., Chow E., Logan D. [et al.] Perspectives on the clinical significance of functional pain syndromes in children // J Pain Res. 2015;8:675-686. https:/ doi.org/10.2147/JPR.S55586
  23. Blaauw B.A., Dyb G., Hagen K. [et al.] Anxiety, depression and behavioral problems among adolescents with recurrent headache: the Young-HUNT study // J. Headache Pain. 2014;15(1):38.
  24. Boey C, Yap S, Goh K. The prevalence of recurrent abdominal pain in 11- to 16-year-old Malaysian schoolchildren // Journal of Paediatrics and Child Health. 2000;36(2):114-116. https:/ doi.org/10.1046/j.1440-1754.2000.00465.x.
  25. Bohman H., Lеftman S.B., Cleland N. [et al.] Somatic symptoms in adolescence as a predictor of severe mental illness in adulthood: a long-term community-based follow-up study. Child Adolesc Psychiatry Ment Health. 2018;12:42. https:/ doi.org/10.1186/s13034-018-0245-0
  26. Brit T.A., Dyb G., Hagen K. [et al.]. Тhe relationship of anxiety, depression and behavioral problems with recurrent headache in late adolescence – a Young-HUNT follow-up study // J. Headache Pain. 2015;16:10. doi: 10.1186/1129-2377-16-10.
  27. Burton C., Fink P., Henningsen P. [et al.]. Functional somatic disorders: discussion paper for a new common classification for research and clinical use // BMC Med. 2020;18(34). https:/ doi.org/10.1186/s12916-020-150
  28. Calvete E., Gámez-Guadix M., Cortazar N. Mindfulness facets and problematic Internet use: A six-month longitudinal study // Addict Behav. 2017;72:57-63. doi: 10.1016/j.addbeh.2017.03.018.
  29. Cerutti R., Spensieri V., Valastro C. [et al.]. A comprehensive approach to understand somatic symptoms and their impact on emotional and psychosocial functioning in children. PLoS One. 2017;12(2). https:/ doi.org/10.1371/journal.pone.0171867
  30. Chen, S.-H., Weng, L.-J., Su, Y.-J. [et al.]. Development of Chinese Internet Addiction Scale and Its Psychometric Study // Chinese Journal of Psychology. 2003;45(3):279-294.
  31. Ding Q., Li D., Zhou Y. [et al.]. Perceived parental monitoring and adolescent internet addiction: A moderated mediation model // Addict Behav. 2017;74:48-54. doi: 10.1016/j.addbeh.2017.05.033.
  32. Dong G., Wu L., Wang Z. [et al.].  Diffusion-weighted MRI measures suggest increased white-matter integrity in Internet gaming disorder: Evidence from the comparison with recreational Internet game users // Addictive Behaviors. 2018;81:32-38.
  33. Duke É., Montag C. Smartphone addiction, daily interruptions and self-reported productivity // Addict Behav Rep. 2017;6:90-95.doi: 10.1016/j.abrep.2017.07.002.
  34. Evert L.S., Tereshchenko S.Yu., Zajceva O.I. [et al.]. Psychosomatic comorbidity in Krasnoyarsk adolescents with various types of online behavior // Profilakticheskaya medicina. 2020;23(2):78-84.
  35. Fearon, P., Hotopf M. Relation between headache in childhood and physical and psychiatric symptoms in adulthood: national birth cohortstudy // BMJ. 2001;322(7295):1145.
  36. Feng W., Ramo D.E., Chan S.R. [et al.]. Internet gaming disorder: Trends in prevalence 1998–2016, Addict Behav. 2017;75:17-24. doi: 10.1016/j.addbeh.2017.06.010.
  37. Friedrichsdorf S.J., Giordano J., Dakoji K.D. [et al.]. Chronic Pain in Children and Adolescents: Diagnosis and Treatment of Primary Pain Disorders in Head, Abdomen, Muscles and Joints (Review). // Children. 2016;3:42. doi:10.3390/children3040042.
  38. Genizi, J. Gordon S., Kerem N.C. [et al.]. Primary headaches, attentiondeficitdisorder and learning disabilities inchildrenand adolescents // J. Headache Pain. 2013;14:54.
  39. Genizi, J. Srugo I., Kerem C.N. The cross-ethnic variations in the prevalence of headache and other somatic complaints among adolescents in Northern Israel // J. Headache Pain. 2013;14:21.
  40. Hinton D., Kirk S. Families' and healthcare professionals' perceptions of healthcare services for children and young people with medically unexplained symptoms: a narrative review of the literature // Health Soc Care Community.2016;24(1):12-26. https:/ doi.org/10.1111/hsc.12184.
  41. Hung C.I., Liu C.Y., Yang C.H. [et al.]. Headache: an important factor associated with muscle soreness/pain at the two-year follow-up point among patients with major depressive disorder // J Headache Pain. 2016;17:57. https:/ doi.org/ 10.1186/s10194-016-0648-3.
  42. Ioannidis K., Treder M.S., Chamberlain S.R. Problematic internet use as an age-related multifaceted problem: Evidence from a two-site survey // Addict Behav.2018;81:157-166. doi: 10.1016/j.addbeh.2018.02.017.
  43. Jones M.A., Stratton G., Reilly T. [et al.]. A school-based survey of recurrenton-specific low-back pain prevalence and consequences in children // Health Education Research. 2004;19(3):284–289. https:/ doi.org/10.1093/her/cyg025
  44. Kimberly Young. Аssessment of internet addiction // URL: www.netaddiction.com (дата обращения: 20.05.2014).
  45. Kondrat'ev A.V., Shnajder N.A. SHul'min A.V. Epidemiology of headaches // Sovremennye problemy nauki i obrazovaniya. 2015; 6:23:
  46. Kotova O.V. Pain syndromes in adolescents // Consilium Medicum. 2014:14(9):55-59.
  47. Lemmens J.S., Valkenburg P.M., Peter J. Development and validation of a Game Addiction Scale for Adolescents // Media Psychol. 2009;12(1):77-95. http://dx.doi.org/10.1080/15213260802669458
  48. Malas N., Ortiz-Aguayo R., Giles L., Ibeziako P. Pediatric Somatic Symptom Disorders // Curr Psychiatry Rep. 2017;19(2):11. https:/ doi.org/10.1007/s11920-017-0760-3
  49. Noel M., Groenewald C.B., Beals-Erickson S.E. [et al.]. Chronic pain in adolescence and internalizing mental health disorders: A nationally representative study // Pain.2016;157(6):1333–1338. https:/ doi.org/10.1097/j.pain.0000000000000522
  50. O'Sullivan P.B., Straker L.M., Smith A. [et al.]. Carer experience of back pain is associated with adolescent back pain experience even when controlling for other carer and family factors // Clin J Pain. 2008;24(3):226–31. https:/ doi.org/ 10.1097/AJP.0b013e3181602131
  51. Rees C.S., Smith A.J., O'Sullivan P.B. [et al.]. Back and neck pain are related to mental health problems in adolescence // BMC Public Health. 2011;11:382. doi:10.1186/1471-2458-11-382.
  52. Romano M., Roaro A., Re F. Problematic internet users' skin conductance and anxiety increase after exposure to the internet // Addict Behav. 2017;75:70-74. doi: 10.1016/j.addbeh.2017.07.003.
  53. Sackl-Pammer P., Ozlu-Erkilic Z., Jahn R. [et al.]. Somatic complaints in children and adolescents with social anxiety disorder // Neuropsychiatr. 2018;32(4):187-195. https:/ doi.org/10.1007/s40211-018-0288-8.
  54. Saquib N., Saquib J., Wahid A. [et al.].  Video game addiction and psychological distress among expatriate adolescents in Saudi Arabia // Addict Behav Rep. 2017;6:112-117. doi: 10.1016/j.abrep.2017.09.003.
  55. Sariyska R., Lachmann B., Markett S. [et al.]. Individual differences in implicit learning abilities and impulsive behavior in the context of Internet addiction and Internet Gaming Disorder under the consideration of gender // Addict Behav Rep. 2017;5:19-28. doi: 10.1016/j.abrep.2017.02.002.
  56. Schlarb A.A., Gulewitsch M.D., Kasten I.B.G. [et al.]. Recurrent abdominal pain in children and adolescents – a survey among paediatricians // Psychosoc Med. 2011;8. https:/ doi.org/10.3205/psm000071.
  57. Semenova N.B. Borderline disorders in pediatric practice: recurrent abdominal pain in children // Voprosy sovremennoj pediatrii. 2012:11(4):60-64. https://elibrary.ru/item.asp?id=17914706.
  58. Sergeev A.V. Migraine and tension-type headache in children: the approach to effective treatment. Part 1 // Voprosy sovremennoi pediatrii. 2012;11(5):64–69.
  59. Silber T.J. Somatization disorders:diagnosis, treatment and prognosis // Pediatrics in Review.2011;32(2):56-64. https:/ doi.org/10.1542/pir.32-2-56
  60. Tereshchenko S.Yu., Shubina M.V., Gorbacheva N.N. The incidence of recurrent spinal pain in adolescents with tension headache and migraine // Rossijski jzhurnal boli. 2018;2(56):75. https://elibrary.ru/item.asp?id=34966872.
  61. van den Eijnden R.J.J.M., Lemmens J.S., Valkenburg P.M. The Social Media Disorder Scale // Computers in Hum. Behav. 2016;61:478-487. https: //doi.org/10.1016/j.chb.2016.03.038
  62. Vulić-Prtorić A. Somatic complaints in adolescence: Prevalence patterns across gender and age // Psychological topics. 2016;25(1):75-105.
  63. Wegmann E., Oberst U., Stodt B. Online-specific fear of missing out and Internet-use expectancies contribute to symptoms of Internet-communication disorder // Addict Behav Rep. 2017;5:33-42. doi: 10.1016/j.abrep.2017.04.001.
  64. Weiss B., Tram J.M., Weisz J.R. [et al.]. Differential symptom expression and somatization in Thai versus U.S. children // Journal of Consulting and Clinical Psychology. 2009;77(5):987-992. https:/ doi.org/ 10.1037/a0016779
  65. Winding T.N., Andersen J.H. Do negative childhood conditions increase the risk of somatic symptoms in adolescence? – a prospective cohort study // BMC Public Health. 2019;19(828). https:/ doi.org/10.1186/s12889-019-7198-y
  66. Wober-Bingol C. Epidemiology of migraine and headache in children and adolescents // Curr. Pain Headache Rep. 2013;17(6):341.
  67. Xin M., Xing J., Pengfei W. Online activities, prevalence of Internet addiction and risk factors related to family and school among adolescents in China // Addict Behav Rep. 2017;7:14-18. doi: 10.1016/j.abrep.2017.10.003.