ON IMPROVING VIETNAM'S LAW FOR PREVENTION AND FIGHT WITH FRAUD TO APPROPRIATE PROPERTY BY FOREIGNERS

Автор(ы): Trinh Duy Thuyen
Рубрика конференции: Секция 21. Юридические науки. Специальность 12.00.00
DOI статьи: 10.32743/UsaConf.2021.7.22.289995
Библиографическое описание
Trinh D.T. ON IMPROVING VIETNAM'S LAW FOR PREVENTION AND FIGHT WITH FRAUD TO APPROPRIATE PROPERTY BY FOREIGNERS// Proceedings of the XXII International Multidisciplinary Conference «Recent Scientific Investigation». Primedia E-launch LLC. Shawnee, USA. 2021. DOI:10.32743/UsaConf.2021.7.22.289995

Авторы

ON IMPROVING VIETNAM'S LAW FOR PREVENTION AND FIGHT WITH FRAUD TO APPROPRIATE PROPERTY BY FOREIGNERS

Trinh Duy Thuyen

Teacher of the Department of Law of the People’s police University, Ministry of Public Security of the Socialist Republic of Vietnam,

Vietnam

 

О СОВЕРШЕНСТВОВАНИИ ЗАКОНОДАТЕЛЬСТВА ВЬЕТНАМА О ПРЕДУПРЕЖДЕНИИ И БОРЬБЕ С МОШЕННИЧЕСТВОМ, СОВЕРШЕННЫМИ ИНОСТРАНЦАМИ

Чинь Зуй Тхуен

преподаватель кафедры права Университета народной полиции Министерства общественной безопасности Социалистической Республики Вьетнам,

Вьетнам

 

АННОТАЦИЯ

В последние годы во Вьетнаме увеличилось количество мошенничеств, в том числе мошенничеств, совершенных иностранцами с многими хитрыми способами. Многие ценные имущества были узурпирован из-за жадности или легковерия жертвы. Несмотря на результаты, достигнутые в предупреждении этого вида преступлений и борьбе с ними, на практике есть также некоторые недостатки в законодательстве, которые затрудняют работу уполномоченных органов. В рамках этой статьи автором обсужден ряд ограничений в законодательстве, на основе которых предлагаются некоторые пути решения для предотвращения и борьбы с мошенничествами, совершенными иностранцами.

 

Ключевые слова: мошенничество, иностранцы, закон, законодательство, Вьетнам.

 

Мошенничество с присвоением собственности является одним из обычных преступлений, связанных с посягательством на права собственности, указанным в статье 174 Уголовного кодекса 2015 года (с изменениями и дополнениями, внесенными в 2017 году) Вьетнама [2]. Это преступление присвоения, совершенное мошенническими действиями, но оно должно удовлетворять существенным составляющим преступления: стоимость присвоенного имущества составляет более 2 миллионов донгов; если присвоение менее 2 миллионов, оно должно иметь следующие условия: преступники имеют заранее административные санкции за акты присвоения, были осуждены за преступления присвоения без снятия судимости, но продолжают их совершать; отрицательно сказываются на безопасности, социальном порядке и безопасности; имущество является основным средством существования жертвы и ее семьи; имущество - это сувенир, реликвия или предмет поклонения, имеющий для жертвы особую духовную ценность. К объективным действиям относятся: обман (предоставление ложной информации для того, чтобы жертвы поверили, что это правда) и акты присвоения. Эти два поведения требуют тесных отношений друг с другом. Акт обмана является условием совершения акта присвоения, в то время как акт присвоения является целью и результатом акта обмана. При этом преступление считается оконченным в момент присвоения преступником имущества.

В практике предотвращения и борьбы с преступлением мошенничества с присвоением собственности, совершаемым иностранцами, объективная сторона проявляется в обманных действиях с использованием изощренных методов и уловок, таких как: мошенничество через форму Вишинга; мошенничество через многоуровневую бизнес-модель - многоуровневую виртуальную валюту и т.д. По этим причинам имели место реальные случаи, когда органы прокуратуры и лица, осуществляющие судебное преследование, полностью определяют обманные уловки мошенничества, сосредоточиваясь только на доказательстве того, что у преступников есть уловки. Они не обратили внимание на намерение присвоить, что привело к ошибкам в квалификации преступления. Потому что, если есть только мошеннический акт, но нет намерения присвоить имущества, это не мошенничество. При этом, в зависимости от конкретного случая, данный акт может быть привлечен к уголовной ответственности за преступление незаконного использования собственности или просто гражданской ответственности.

Следует отметить, что, когда иностранцы совершают мошенничество, большинство из них используют методы общения в социальных сетях, такие как facebook, zalo, webchat и т.д. На данный момент нам очень сложно доказать их намерение совершения преступления, поскольку любая информация может удаляться, как только общение закончится. Таким образом, на практике чрезвычайно сложно предотвратить мошенничество с присвоением собственности на раннем этапе, потому что закон требует наступления последствий (акт присвоения должен быть выполнен успешно). Кроме того, в положениях Уголовного кодекса есть много преступлений, которые имеют признаки мошенничества, такие как: злоупотребление доверием к соответствующему имуществу, введение в заблуждение клиентов. Это приводит к путанице или затруднениям в квалификации преступления, но пока нет конкретных указаний, поэтому легко спутать случай обманного присвоения собственности со случаем злоупотребления доверием к соответствующему имуществу; между гражданскими спорами и делами о мошенничестве и присвоении имущества. Кроме того, согласно уголовно-правовой науке, чтобы различать преступления, властям необходимо доказать сознательность лица, совершающего деяние. Сознание, существовавшее до совершения обмана, является обманом, а сознание после этого, в зависимости от реальной ситуации, определяет соответствующие преступления. Но на практике чрезвычайно сложно доказать, что до совершения мошенничества было сознание, поэтому на самом деле некоторые процессуальные органы столкнулись с путаницей в процессе судебного разбирательства.

В Уголовном кодексе 2015 г. (с изменениями и дополнениями в 2017 г.) коммерческие юридические лица исследованы и дополнены законодателями как субъекты преступления [2]. Это позитивное изменение в соответствии с международным правом и экономической и социальной ситуацией в нашей стране. Однако в настоящее время коммерческие юридические лица привлекаются к уголовной ответственности только за преступления, перечисленные в статье 76 УК. Однако, преступление мошенничества не предусматривается данной статьей. В настоящее время в процессе международной экономической интеграции, помимо положительных моментов, нам приходится сталкиваться с отрицательной стороной рыночной экономики. Так, в страну импортируется все больше внешнеэкономических компонентов, которые затрудняют за контроль. Кроме того, существует множество иностранных коммерческих юридических лиц, созданных не для деловых целей, а с целью использования фирменных наименований для мошенничества. Однако, эти коммерческие юридические лица не привлекаются к уголовной ответственности за совершение преступлений, а налагаются только административные санкции. В качестве примеров можно привести дела компании Colony Invest, акционерного общества онлайн-обучения MB24 и акционерного общества торговли «Cong Dong Viet», которые воспользовались продажей виртуальных киосков в Интернете для незаконного присвоения суммы в 700 миллиардов донгов. Кроме того, недавно было дело многоуровневого мошенничества путем использования виртуальных денег Ifan и Pincoin с общей суммой до 15.000 миллиардов донгов. Способ вышеупомянутой аферы состоит в том, чтобы привлечь капитал на нескольких уровнях, забрать деньги у проигравшего и вознаградить вышестоящего, не вызывая интереса и не ведя бизнеса.

Взыскание присвоенного имущества и преодоление последствий мошенничеств, совершенных иностранцами в последние годы столкнулись со многими трудностями. Меру блокировки аккаунтов, указанную в статье 129 УПК 2015 года, можно рассматривать как решение указанной проблемы [1]. Однако невозможно применить эту меру с первого момента обнаружения поведения из-за положений закона об условиях применения: эта мера применяется только тогда, когда уполномоченные органы возбудили дело, преследуют обвиняемого и применяются к обвиняемому в преступлении, за которое Уголовный кодекс предусматривает штраф, конфискацию имущества или обеспечение компенсации за ущерб, когда есть основания определить, что такое лицо имеет счета в кредитных учреждениях. Фактически, после присвоения собственности (предположительно через систему банковских переводов) эти деньги будут переведены во многие разные банки и в разные места, чтобы органам расследования трудно отследить. Следовательно, если дело не было возбуждено и обвиняемый не был привлечен к уголовной ответственности, орган, проводящий расследование, не может применить меру замораживания счета (в качестве временной чрезвычайной меры) для возврата присвоенного имущества, поскольку ее применение приведет к нарушение закона.

Кроме того, согласно статье 26 Закона о кибербезопасности, отечественные и иностранные предприятия занимаются сбором, использованием, анализом и обработкой данных о личной информации, данных о взаимоотношениях пользователей во Вьетнаме должны хранить эти данные во Вьетнаме в течение времени, установленного правительством [3]. Мы можем видеть, что Google и Facebook должны будут перенести облачные вычисления во Вьетнам и создать центр обработки данных во Вьетнаме, где хранятся данные вьетнамских агентств, организаций и частных лиц. Но до сих пор эти данные все еще хранятся в центрах обработки данных Гонконга и Сингапура, что затрудняет для органов расследование на отслеживание для определения содержания информации, которой обмениваются субъекты – иностранцы и жертвы.

Осуществляя политику обновления партии, государство активно интегрировалось в международную экономику и осуществило многосторонность и диверсификацию международных отношений. С тех пор, как наша страна стала официальным членом Всемирной торговой организации (ВТО), количество иностранцев, въезжающих во Вьетнам, увеличивается с различными целями, такими как: инвестиция, бизнес, учеба, путешествия, посещение родственников, краткосрочные поездки. Именно эта проблема поставила перед народной полицией задачу предотвращения и пресечения преступлений в целом и преступлений, совершаемых иностранцами, в частности, включая мошенничества, совершенные иностранцами. Чтобы активно предотвращать это преступление и бороться с ним, во вьетнамское законодательство необходимо внести конкретные поправки. В связи с этим, нами предлагаются следующие меры:

Во-первых, необходимо иметь конкретные руководящие документы для более четкого разъяснения преступных признаков мошенничества, чтобы избежать путаницы с гражданскими спорами о сделках или путаницы между преступлением мошенничества и с другими преступниками, которые используют уловки с целью совершения преступлений, предусмотренных Уголовным кодексом.

Необходимо определить цель присвоения имущества, которая является обязательным признаком в основном преступном составе преступления мошенничества, соответственно, при определении преступления; необходимо учитывать, имеет ли преступник цель присвоения имущества или нет и когда у правонарушителя есть цель присвоения имущества на основании объективной, всесторонней и полной оценки доказательств и документов, имеющихся в материалах дела.

В случае, если лицо совершает мошеннические действия при установлении гражданских сделок, но не с целью присвоения имущества, оно не виновно в мошенничестве, а в гражданском деле, если оно добросовестно выполняет свои гражданские обязательства. В случае, если преступник имеет целью присвоить имущество до или во время совершения обмана в отношении соответствующего имущества, он должен быть привлечен к уголовной ответственности за мошенничество.

В случае смешения преступления мошенничества с рядом других преступлений, в которых используются уловки с целью совершения преступления из-за неправильной оценки взаимосвязи между обманом и актом присвоения имущества преступления мошенничества и присвоения собственности необходимо руководство по объективному поведению в преступлении мошенничества в следующих направлениях: объективные действия мошенничества включают в себя обманы и действия по присвоению имущества. Между обманом и присвоением собственности существует тесная связь. Акт обмана является условием совершения акта присвоения, в то время как акт присвоения должен быть результатом акта обмана.

Во-вторых, дополнить статью 76 Уголовного кодекса 2015 года (с изменениями и дополнениями в 2017 году) коммерческими юридическими лицами, являющимися субъектами мошенничества в условии, когда Вьетнам участвует в международной экономической деятельности. В процессе международной экономической интеграции, помимо положительных моментов, существуют также ограничения, в том числе трудное контролирование коммерческих юридических лиц, которые были созданы по сговору между иностранцами и вьетнамцами не для деловых целей, а для целей использование фирменного наименования для обмана и присвоения собственности. Таким образом, весьма вероятно, что в ближайшем будущем мошенничество с целью присвоения собственности иностранцами продолжит расти.

В-третьих, усовершенствовать положения закона, чтобы выйти из ситуации невозможности вернуть присвоенное имущество. Следовательно, в уголовное законодательство необходимо внести изменения и дополнения, чтобы сделать возврат присвоенного имущества более эффективным. В частности, необходимо добавить положения: если есть признаки разгонки имущества преступника, преступник и его родственники или связанные лица несут ответственность за доказательство происхождения имущества. Если невозможно доказать происхождение, органам, ведущим судебное разбирательство, разрешается заблокировать или временно вернуть все или часть собственности, устранить последствия и смягчить наказание.

В-четвертых, властям необходимо иметь конкретные решения для иностранных организаций, чтобы строго соблюдать положения Закона о кибербезопасности Вьетнама. Необходимо перемести всю базу данных обратно во Вьетнам, чтобы упростить управление в киберсреде, а также для обслуживания процесса сбора документов и доказательств для борьбы с мошенническими преступниками.

 

Список литературы:

  1. Уголовно-процессуальный кодекс Социалистической Республики Вьетнам от 27 ноября 2015 года 101/2015/QH13.
  2. Уголовный кодекс Социалистической Республики Вьетнам от 27 ноября 2015 года № 100/2015/QH13.
  3. Закон Социалистической Республики Вьетнам № 24/2018/QH14 от 12 июня 2018 года «Закона о кибербезопасности».