THE LIMITS OF THE EXECUTION OF PROHIBITIONS AND THEIR OVERCOMING WITHIN THE FRAMEWORK OF A PREVENTIVE MEASURE IN THE FORM OF A BAN ON CERTAIN ACTIONS

Рубрика конференции: Секция 21. Юридические науки. Специальность 12.00.00
DOI статьи: 10.32743/SpainConf.2022.6.20.343278
Библиографическое описание
Иовлева А.С. THE LIMITS OF THE EXECUTION OF PROHIBITIONS AND THEIR OVERCOMING WITHIN THE FRAMEWORK OF A PREVENTIVE MEASURE IN THE FORM OF A BAN ON CERTAIN ACTIONS// Proceedings of the XX International Multidisciplinary Conference «Prospects and Key Tendencies of Science in Contemporary World». Bubok Publishing S.L., Madrid, Spain. 2022. DOI:10.32743/SpainConf.2022.6.20.343278

THE LIMITS OF THE EXECUTION OF PROHIBITIONS AND THEIR OVERCOMING WITHIN THE FRAMEWORK OF A PREVENTIVE MEASURE IN THE FORM OF A BAN ON CERTAIN ACTIONS

Anna Iovleva

Associate Professor of the Department of Criminal Procedure St. Petersburg University of the Ministry of Internal Affairs of Russia

in St. Petersburg,

Russia, St. Petersburg

 

ПРЕДЕЛЫ ИСПОЛНЕНИЯ ЗАПРЕТОВ И ИХ ПРЕОДОЛЕНИЕ В РАМКАХ МЕРЫ ПРЕСЕЧЕНИЯ В ВИДЕ ЗАПРЕТА ОПРЕДЕЛЕННЫХ ДЕЙСТВИЙ

Иовлева Анна Сергеевна

адъюнкт кафедры уголовного процесса Санкт- Петербургского университета МВД России,

РФ, г. Санкт- Петербург

 

Научная специальность: 12.00.09 – уголовный процесс

Институт мер пресечения с учетом социальной политики государства видоизменяется в сторону гуманизации и пытается соответствовать требованиям юридической техники на этапе досудебного производства по уголовным делам. При рассмотрении уголовного дела по существу в судебном порядке у лица, привлекаемого к уголовной ответственности имеется возможность оценки доказательств с точки зрения относимости и допустимости в порядке ст.73 УПК РФ, тем самым выбранная мера на этапе судебного производства по делу носит более обоснованный характер с учетом рассмотрения уже собранных по уголовному делу материалов, положенных в основу обвинения. Правовая основа исполнения меры пресечения в виде запрета определенных действий содержит введенная норма, закрепленная Федеральным законом «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части избрания и применения мер пресечения в виде запрета определенных действий, залога и домашнего ареста" от 18.04.2018 N 72-ФЗ  [1], введя в Уголовно- процессуальный кодекс Российской Федерации (далее - УПК РФ) статью 105.1 УПК РФ. Сущность запрета определенных действий определяется характером запретом , установленных ч.6 ст.105.1 УПК, которые могут применяться в отношении лиц, привлекаемых к уголовной ответственности без лишения свободы , а также свободного передвижения. Одновременно с этим, важно отметить, что норма права не содержит в себе конкретного разъяснения применения на практике, а также может носить и взаимоисключающий характер в части отправления правосудия сотрудниками надзорного органа в сфере исполнения наказаний УФСИН России, на которых возложена функция по контролю исполнения установленных судом запретов.

Так обозначенный законодателем правовой механизм осуществления «динамичной» меры пресечения рассматривается исследователями в сфере возникающих общественных отношений в рамках уголовного преследования лица, а также третьих лиц, заинтересованных в исходе дела, что подтверждает установленный законодателем запрет, предусмотренный п.2-3 ч.6 ст.105.1 УПК РФ «общаться с определенными лицами; находиться в определенных местах, а также ближе установленного расстояния до определенных объектов, посещать определенные мероприятия и участвовать в них». Кроме того, запреты п.4-5 ч.6 ст.105.1УПК РФ не допускают получения обвиняемым или подозреваемым почтово-телеграфные отправления, а также полностью исключают использование средства связи  и информационно- телекоммуникационную сеть «Интернет». Безусловно, объективная сторона преступления может охватывать незаконные действия, связанных с выходом в сеть «Интернет», а также ряд преступлений , связанных с компьютерными технологиями, может повлечь потерю доказательств, размещенных на различных сайтах, в том числе личных переписок, файлов, на которых сохранились возможные следы преступления. Обоснованно отметить, что данные запреты практически неконтролируемы, в настоящее время, в связи с низким технических оснащением служб исполнительной власти, что обуславливает факультативный характер, так как применение запретов, согласно правоприменительной практике, может отвечать установленным пределам исключительно в комплексном порядке. Так, в условиях глобализации и современных тенденций развития социокультурного аспекта государства общение с определенными лицами может быть и в сети «Интернет» в различного рода «мессенджерах», интернет-платформах, кроме того, поддержание связи между потенциальными соучастниками и (или) потерпевшим, свидетелем может поддерживаться через почтово-телеграфные отправления. Таким образом, применение запрета п.3 ч.6 ст.105.1 УПК РФ обосновывает и является объективной частью запретов как способ исполнения п.4-5 ст.105.1 УПК РФ, применяемых в отношении обвиняемого или подозреваемого. Кроме того, само осуществление и контроль запрета, предусмотренного п.5 ч.6 ст.105.1 УПК РФ может производиться в месте непосредственного исполнения меры пресечения, однако, рассматриваемая норма исключает лишение свободы и нахождения лица постоянно по месту проживания, что ведет к невостребованности у правоприменителей и сложившемуся мнению ученых исследователей, что на сегодняшний момент названные запреты являются лишь дикларируемой нормой. Контроль за исполнением запретов полностью лежит на органе исполнительной власти –УФСИН России , действующим в рамках «совместного приказа Министерства юстиции РФ, МВД России, Следственного комитета РФ и ФСБ России от 31 августа 2020 г. №189/603/87/371 “Об утверждении Порядка осуществления контроля за нахождением подозреваемых или обвиняемых в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста и за соблюдением возложенных судом запретов подозреваемыми или обвиняемыми, в отношении которых в качестве меры пресечения избран запрет определенных действий, домашний арест или залог» [2], есть основания полагать, что для эффективного и достаточного контроля необходимо внести ряд изменений в существующее положение. Так как, новая мера пресечения обладает фактической реализацией действий или бездействий лица, а равно психологическое воздействие на индивида, то и контроль за исполнением осуществления меры пресечения не связанным с лишением свободы должен обладать в высокой степени вариативностью. Мнения ученых исследователей и практиков уголовно-правовой среды сходятся во мнении , что повышение уровня технической оснащенности уголовно-правовых Инспекций на базе усовершенствования УФСИН России сможет преодолеть сложившиеся пределы применения рассматриваемой нормы права. Дискуссионным является и вопрос о возможности возложений функций по контролю лиц, в отношении которых применен запрет определенных действий на органы следствия или дознания, в производстве которых расследуется уголовное дело, также были высказаны мнения о создании дополнительного органа при МВД России, который выступит контролирующим подразделением меры пресечения не связанной с лишением свободы. Названные пути объективно отмечаются затрачиванием дополнительных средств федерального бюджета, что само по себе может растянуться во времени. Как следствие, рассмотрение меры пресечения в виде запрета определенных действий требует внимания законодателя на начальном этапе, где непосредственное исполнение меры пресечения даст возможность достижения целей, поставленных государством на пути общей гуманизации уголовно-правовой системы. Такая категория как цель, может быть достигнута в условиях современной реальности лишь уходом от традиционной системы контроля, которая является в настоящее время неподвижной. Пределы исполнения запрета могут быть расширены в случае предупреждения лица не только за нарушение действующей меры, что может повлечь изменение меры пресечения на более строгую в порядке ст.110 УПК РФ, но и то, что продолжающиеся преступные действия, в том числе переговоры, встречи с соучастниками, давление на свидетелей и т.д. могут являться косвенным доказательством причастности к уголовно-наказуемому деянию. По аналогии с мерой пресечения в виде подписки о невыезде и надлежащем поведении ( ст.102 УПК РФ), обвиняемый или подозреваемый дает следователю (дознавателю) письменное обязательство о том, что лично он (обвиняемый или подозреваемый) обязуется не покидать постоянное или временное место жительства без разрешения следователя, в назначенный срок являться по вызовам правоохранительного органа, а также иным путем не препятствовать производству по уголовному делу. Фактически нарушение действующих запретов является воспрепятствованием правосудия, а также может повлечь нарушение прав потерпевших и других обвиняемых по уголовному делу на разбирательство дела в разумный срок в соответствии со ст.6.1 УПК РФ и частью 1 ст.6 Конвенции от 04.11.1950 «О защите прав человека и основных свобод». Таким образом, по понятной и апробированной системе исполнения меры не связанной с лишением свободы, однако ограничивая лицо в передвижении либо определенных действиях есть возможность возложения личной ответственности лица за неисполнение запрета. Таким образом, запреты , установленные ч.6 ст.105.1 УПК РФ, непривязанные к определенному месту будут частично лежать на совести привлекаемого лица, не исключая фактического исполнения функций надзорного органа – Инспекций.

 

Список литературы:

  1. Федеральный закон от 18.04.2018 N 72-ФЗ «О внесении изменений в Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации в части избрания и применения мер пресечения в виде запрета определенных действий, залога и домашнего ареста»//Российская газета. 2018. 20 апреля.
  2. Интернет ресурс: Постановление Правительства РФ от 18.02.2013 N 134 "О порядке применения аудиовизуальных, электронных и иных технических средств контроля, которые могут использоваться в целях осуществления контроля за нахождением подозреваемого или обвиняемого в месте исполнения меры пресечения в виде домашнего ареста, а также за соблюдением возложенных судом запретов подозреваемым или обвиняемым, в отношении которого в виде меры пресечения избран запрет определенных действий, домашний арест или залог" (с изменениями и дополнениями) | ГАРАНТ (garant.ru). Доступ к ресурсу: 23.06.2022.
  3. Интернет ресурс: Уголовно-процессуальный кодекс Российской Федерации от 18 декабря 2001 г. N 174-ФЗ (УПК РФ... | Система ГАРАНТ (garant.ru). Дата обращения: 12.09.2021.
  4. Гаврилов Д.И. Исполнение и осуществление контроля мер пресечения, не связанных с заключением под стражу// Вестник Кузбасского института. — 2021. — № 1(46) С.144-155.
  5.  Чернышова Д.В. Контроль Уголовно-исполнительных инспекций за подозреваемыми или обвиняемыми, в отношении которых судом избрана мера пресечения в виде домашнего ареста: проблемы и пути их решения// Уголовно-исполнительное право.2013.№1 С.41-43.
  6. Загвоздкин Н.Н., Кузора С.А. Запрет определенных действий: анализ правоприменительной практики// Закон и право.2018. №12. С.84-86
  7. Воронов Д.А.Запрет определенных действий в рамках залога, домашнего ареста и новой меры пресечения// Российский судья.2016. №3. С.21-24
  8. Калиновский К.Б. Запрет определенных действий как мера пресечения // Уголовный процесс. 2018. №6. С.9.
  9. Загвоздкин Н.Н., Кузора С.А. Запрет определенных действий: анализ правоприменительной практики// Закон и право.2018. №12. С.84-86
  10. Исаков В.С. О новой мере пресечения в виде запрета определенных действий// Аллея науки.2018.№5 (21). С.130-137/