ИССЛЕДОВАНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ КОПИНГ-СТРАТЕГИЙ МАТЕРЕЙ, ВОСПИТЫВАЮЩИХ ДЕТЕЙ С ОСОБЕННОСТЯМИ РАЗВИТИЯ

Опубликовано в журнале:
Секция журнала: Общая психология, психология личности, история психологии. Специальность 19.00.01
DOI статьи: 10.32743/25419862.2021.4.46.259261
Библиографическое описание
Давтян А.В. ИССЛЕДОВАНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ КОПИНГ-СТРАТЕГИЙ МАТЕРЕЙ, ВОСПИТЫВАЮЩИХ ДЕТЕЙ С ОСОБЕННОСТЯМИ РАЗВИТИЯ / А.В. Давтян, Т.В. Чапала // Педагогика и психология в современном мире: теоретические и практические исследования: сб. ст. по материалам XLVI Международной научно-практической конференции «Педагогика и психология в современном мире: теоретические и практические исследования». – № 4(46). – М., Изд. «Интернаука», 2021. DOI:10.32743/25419862.2021.4.46.259261

ИССЛЕДОВАНИЕ ОСОБЕННОСТЕЙ КОПИНГ-СТРАТЕГИЙ МАТЕРЕЙ, ВОСПИТЫВАЮЩИХ ДЕТЕЙ С ОСОБЕННОСТЯМИ РАЗВИТИЯ

 

Давтян Армине Ваграмовна

лектор педагогических наук ГГУ РА, магистр «Психология здоровья» ГПИ ТГУ, Гаварский государственный университет,

Республика Армения, г. Гавар

Чапала Татьяна Владимировна

медицинский психолог, канд. психол. наук, доц., Тольяттинский государственный университет»,

РФ, г. Тольятти

 

АННОТАЦИЯ

В статье представлено исследование копинг-стратегий матерей детей с особенностями развития. Исходя из особенностей роли матери в жизни своего ребенка, в организации его образования, социализации и развития, представлена гипотеза о том, что у них могут быть выражены более специфические поведенческие паттерны и защитные стратегии, чем у матерей, которые воспитывают детей без особенностей развития. Исследования методикой «Стратегии преодоления стрессовых ситуаций (SACS) С. Хобфолл» показали, что индекс общей конструктивности и проявления отдельных видов стратегий в двух выборках сильно не отличались. Исходя из этого можно предположить, что на проявление той или иной коппинг-стратегии влияют ситуация и психологические особенности личности.  

 

Ребенок с особенностями развития в семье волей-неволей становится стрессогенным фактором для родителей. Постоянная беготня по специалистам, по коррекционно-развивающим учреждениям, трудности организации социализации и досуга становятся причинами вечного напряжения и нагрузки особенно для матерей. Все это, а также изменение социального статуса женщины, ее материального положения неизбежно приводит к перемене привычного образа жизни и деятельности, требует в короткий срок перестройки устоявшихся паттернов поведения и необходимости формирования новых жизненных стереотипов [4]. Специфические трудности ситуаций, связанных с ребёнком с ОР, формирует характерный для матери особого стиля копинг-стратегий, «позволяющий сознательно и целенаправленно разрешать проблемные и эксквизитные ситуации, предвосхищать их возникновение и снимать психоэмоциональное напряжение, возникающее в результате воздействия различных стрессоров» [1].

Понятие «копинг» (от англ. to cope – совладать, преодолевать, справляться) было внедрено американскими психологами в конце ХХ в. Копинг-стратегия объединяет когнитивные, эмоциональные и поведенческие стратегии, которые используются, чтобы совладать со стрессами, и в общем случае, с психологическими трудными ситуациями обыденной жизни. Копинг обладает также качествами либо приближения к стрессору (агрессия, поиск информации, решение проблемы), либо избегания стрессора (игнорирование, отвлечение, уход), что проявляется на когнитивном, эмоциональном и поведенческом уровнях [2]. При этом копинг-стратегии оцениваются с точки зрения их эффективности или неэффективности, а за критерий эффективности принимается понижение чувства уязвимости для стрессов [3].

Цель нашего исследования изучение особенностей копинг-стратегий матерей, воспитывающих детей с особенностями развития (ОР).

Наша задача определение особенностей копинг-стратегий матерей детей с ОР по сравнению с матерями детей без ОР. Выборку для экспериментальной группы исследования составили 10 матерей детей с ОР, средний возраст – 34.5. Контрольную группу составляли 10 матерей детей без ОР, средний возраст – 32.4.

Представлена гипотеза о том, что у матерей детей с ОР могут быть выражены более специфические поведенческие паттерны и защитные стратегии, чем у матерей, которые воспитывают детей без ОР.

Методы исследования. Методика «Стратегии преодоления стрессовых ситуаций (SACS) С. Хобфолл». Преодолевающее поведение мы рассмотрели, как совокупность когнитивно-поведенческих действий, зависящих от ситуационного контекста. Предложенная модель имеет 2 основные оси: активная – пассивная и прямая - непрямая.

Данные оси представляют собой измерения общих стратегий преодоления. Введение просоциальной и асоциальной оси основывается на том, что: а) многие жизненные стрессоры являются межличностными или имеют межличностный компонент, б) даже индивидуальные усилия по преодолению имеют потенциальные социальные последствия, в) действие преодоления часто требует взаимодействия с др. людьми, г) активные и пассивные копинг-стратегии могут иметь различные социально-психологические контексты.

Результаты исследования обработаны по программе SPSS, с использованием коэффицента ранговой корреляции Спирмена. Здесь рассмотрены следующие копинг-стратегии: Ассеpтивные действия (АД), Вступление в социальный контакт (ВСК), Поиск социальной поддержки (ПСП), Осторожные действия (ОД), Импульсивные действия (ИД), Избегание  (И), Манипулятивные действия МД), Асоциальные действия (АСД), Агрессивные действия (АД), Общий индекс конструктивности (ИК), где ИК = АП / ПА, где АП — сумма показателей субшкал «ассертивные действия», «вступление в социальный контакт», «поиск социальной поддержки»; ПА — сумма показателей субшкал «избегание», «асоциальные действия», «агрессивные действия».

Результаты анализа показали, что (на уровне значимости 0,01) существует положительная или отрицательная взаимосвязь между: ВСК и ПСП (r=0.829, при p=0<0,01, статистически значимая сильная положительная взаимосвязь), между ВСК и И (r=0.580, при p=0,007<0,01, статистически значимая умеренная положительная взаимосвязь), МД и ИК (r=-0.462, при p=0,040>0,01, статистически не значимая умеренная отрицательная взаимосвязь).

Такую взаимосвязь можно считать логически обоснованной, поскольку, если проявляется потребность вступления в социальный контакт и личность находится в поисках социальной поддержки, то это в некотором роде здоровая копинг-стратегия, а если бы было наоборот, то можно было бы сказать, что у личности есть проблемы социализации и адаптации. Статистически значимая, умеренная и положительная связь в диаде ВСК и И подтверждает, что в двух выборках проявляется противоположная реакция при потребности социальных связей, которая может быть вытеснена отвержением или избеганием от контактов из-за каких-то причин, которые влияют на ПЭН личности. Чтобы выяснить какой выборке свойственна такая взаимосвязь, мы провели анализ для первой группы отдельно. Там статистически значимой связи между ВСК и И не выявили. Во второй выборке потребность в избегании взаимосвязана с агрессивными действиями, выявлена (r=0.692, при p=0,027>0,01 слабая положительная связь). А значит, в общем итоге у второй выборки, матерей детей без ОР копинг-стратегиям больше свойственна агрессивность и избегание, нежели матерям детей с ОР.

В обеих выборках высокий индекс конструктивности (ИК), что проявляется: в отрицательной взаимосвязи с асоциальными (r=-0.767, при p=0<0,01, статистически значимая сильная отрицательная связь), манипулятивными (r=-0.462, при p=0,040>0,01, статистически не значимая умеренная отрицательная взаимосвязь) и агрессивными действиями (r=-0.786, при p=0<0,01, статистически значимая сильная отрицательная взаимосвязь). Можно сказать, что если индекс конструктивности ниже, то вероятность МД, АСД и АД высокая, и наоборот. В наших случаях ИК в обеих группах в пределах 0.5 балов выше среднего, что можно считать нормой.  

Из матрицы матерей детей с ОР отмечаем корреляцию между АСД и ИК (r=-0.855, при p=0<0,002, статистически значимая сильная отрицательная взаимосвязь), АД и ИК (r=-0.665, при p=0<0,36, статистически не значимая сильная отрицательная взаимосвязь). Это значит, что АСД всегда ниже, когда высокий показатель ИК. Положительная взаимосвязь выявлена между АСД и МД (r=0.760, при p=0,011>0,01, статистически не значимая сильная положительная взаимосвязь) и АСД и АД (r=0.738, при p=0,015>0,01, статистически не значимая сильная положительная взаимосвязь), это значит, что низкий результат и в первых видах стратегий повышает вероятность проявления такого же результата во-втором виде.

Таким образом, наша гипотеза о том, что у матерей детей с ОР могут быть выражены более специфические поведенческие паттерны и защитные стратегии, чем у матерей, которые воспитывают детей без ОР не подтвердилась.

Мы выявили, что индекс общей конструктивности и проявления отдельных видов стратегий в двух выборках сильно не отличаются. Исходя из этого можно предположить, что на проявление той или иной копинг-стратегии влияют ситуация, которая провоцирует проявление защиты и психологические особенности личности в целом.

 

Рисунок 1. Классификация коппинг-стратегий матерей детей с ОР и без ОР по тесту С. Хобфолл (SACS)

 

Из общей картины копинг-стратегий у обеих выборках выявлены примерно такие соотношения: на первом месте «Поиск социальной поддержки», на втором- «Вступление в социальный контакт» и «Осторожные действия», на третьем - «Ассеpтивные действия», «Импульсивные действия», «Манипулятивные действия», «Агрессивные действия», на четвертом – «Избегание», «Асоциальные действия».

 

Список литературы:

  1. Корытова Г.С., Еремина Ю.А., Факторная структура копинг-поведения матерей, воспитывающих детей раннего возраста с нормативным уровнем психосоциального развития, Сибирский психологический журнал. 2017. № 65. С. 22–39
  2. Корытова Г.С., Базисные стратегии совладания в профессиональном поведении // Вестн. Томского гос. пед. ун-та (TSPU Bulletin). 2013. Вып. 4 (132). С. 117–123., URL:https://vestnik.tspu.edu.ru/files/vestnik/PDF/2015_11.pdf
  3. Нартова-Бочавер С.К., «Coping Behavior» в системе понятий психологии личности. Психологический журнал, т. 18, № 5, 1997.
  4. Подобина О.Б., Совладающее поведение на этапе принятия роли матери // Перинатальная психология и психология родительства. 2006. Вып. 3. С. 96–108.