СУДЕБНОЕ УСМОТРЕНИЕ: ПРОБЛЕМЫ И РОЛЬ В ПРОЦЕССЕ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

Рубрика конференции: Секция 10. Уголовное право и криминология; уголовно-исполнительное право. Специальность 12.00.08
DOI статьи: 10.32743/25419889.2022.2.56.331070
Библиографическое описание
Барков К.Б. СУДЕБНОЕ УСМОТРЕНИЕ: ПРОБЛЕМЫ И РОЛЬ В ПРОЦЕССЕ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ / К.Б. Барков // Теоретические аспекты юриспруденции и вопросы правоприменения: сб. ст. по материалам LVI Международной научно-практической конференции «Теоретические аспекты юриспруденции и вопросы правоприменения». – № 2(56). – М., Изд. «Интернаука», 2022. DOI:10.32743/25419889.2022.2.56.331070

СУДЕБНОЕ УСМОТРЕНИЕ: ПРОБЛЕМЫ И РОЛЬ В ПРОЦЕССЕ НАЗНАЧЕНИЯ НАКАЗАНИЯ

Барков Константин Борисович

магистрант Российского Государственного Социального Университета,

РФ, г. Москва

 

АННОТАЦИЯ

Статья посвящена исследованию актуальных проблем судебного усмотрения при назначении наказания. Изучены противоположные подходы различных авторов к данному вопросу. Судебное усмотрение представлено как с точки зрения субъективной меры законодателя, так и в качестве действительно необходимой в исключительных случаях вынесения приговора. Выявлены основные трудности применения судебного усмотрения и пути их решения.

 

Ключевые слова: законодатель, лишение свободы, назначение наказания, норма, преступление, справедливость, суд, судебное усмотрение.

 

Усмотрение законодательства в вопросах назначения наказания имеет богатую историю. От неопределенных мер взыскания для преступников, совершивших то или иное деяние против закона, его развитие двигалось к четкой классификации санкций, назначаемых за противоправную деятельность.

Действующая законодательная система несовершенна. В процессе назначения наказания суд часто опирается на практику правоприменения, личный опыт, представления и другие несколько субъективные составляющие. Хотя уголовное право позволяет такой подход, систематизации проблем и единого подхода к их решению по-прежнему не сформировано. В результате возникает своеобразное дробление и разделение судебной практики на районную, региональную, федеральную и другие виды. Данный пробел только усиливает неопределенность, сложившуюся в отношении строгости наказания, которое следует назначить преступнику.

Суды нередко оказывают влияние на мнение законодателя о видах и размерах санкций за отдельные правонарушения. «Сама норма права выражает законодательную волю, законодательное предписание, имеющее обязательную силу» [6]. Таким образом формируется тенденция снижения строгости наказания по инициативе законодательных структур. Причиной тому становится чрезмерное обращение суда к положениям статей 64 и 73 УК РФ. Кроме того, закон нередко назначает минимально строгий вариант взыскания из возможных. Получается, что тяжесть совершенного преступления не препятствует условному осуждению или смягчению наказания. В связи с этим возникает вопрос — так ли целесообразно ограничивать свободу преступника в принципе, если за даже при высокой степени общественной опасности ему могут назначить несколько лет условного отбывания наказания? И дело здесь не в судебных ошибках, а именно в том, как составляется конечный приговор судом. Классификация санкций осуществляется строго на основе закона и не терпит его нарушения. А сам закон, благодаря значительным пробелам, предусматривает высокую степень судейского усмотрения, что, в свою очередь, способствует закреплению неоднозначной практики. В совокупности данные факторы идут вразрез с главными принципами уголовного права — объективностью и справедливостью. Примером тому являются ситуации, когда суд назначает различные сроки лицам, виновным в одном и том же деянии.

Вокруг судебного усмотрения возникло немало споров. Определенный процент юристов относит его к недопустимым мерам, полагая, что прибегать к данному методу закрытия дела нецелесообразно. В частности, автор Р. М. Дворкин в своих работах рассматривает феномен с точки зрения незаконности. По его словам, для всякой правовой проблемы должно быть предусмотрено строго одно решение. Основываясь на таком подходе, можно сделать вывод о том, что уголовное право как таковое не предусматривает возможности судейского усмотрения. Законодатель не может вольно распоряжаться правовыми нормами, изобретая новые его формы. В данном случае уместно только раскрытие уже существующих вариантов. Считаю подход Р. М. Дворкина не совсем корректным. С такой точки зрения судебные органы и законодательная среда представляются идеализированными, не совсем соответствующими действительности.

Существует и другой, диаметрально противоположный взгляд на проблему судейского усмотрения. Его сторонники утверждают, что оно так или иначе присутствует в каждом уголовном деле и избежать этого невозможно. Следует предположить, что такой подход более подкреплен практически. Судейское усмотрение скорее прослеживается на протяжении всего процесса — от установления обстоятельств преступления до вынесения виновному соответствующего приговора. То есть внимание следует уделить не законности или незаконности усмотрения, а его качеству при выборе исправительной меры.

Как упоминалось выше, действующая судебная практика весьма неоднозначна в вопросах назначения наказания в виде лишения свободы. Несмотря на тяжесть содеянного и его обстоятельства суд нередко смягчает строгость взыскания для виновного. Причем соответствующий орган самостоятельно принимает решение о пределах санкции и ее размере, что является недопустимым. Таким образом уголовно-процессуальная структура разрешает суду вольно трактовать вопросы, решения которым в законодательстве не нашлось.

За одни и те же противоправные деяния суд назначает разным обвиняемым отличные наказания, хотя обстоятельства содеянного, характеристики виновного и другие детали состава преступления идентичны. Это как раз подтверждает тот факт, что судейское усмотрение не является гарантом справедливости приговора. Автор данной статьи полагает, что назначение различных видов наказаний за аналогичные проступки неприемлемо. Принцип справедливости нарушается, когда судья, опираясь на обстоятельства дела, выносит приговор в соответствии со своими представлениями о строгости наказания. Принимаемые решения субъективны, а это оказывает негативное влияние на всю судебную практику. Кроме того, обращение к положениям УК РФ, позволяющим смягчить или отменить наказание лишь в исключительных случаях, становится чрезмерным.

Экспертами озвучивалось мнение, что карательную силу государства следует ослабить. При этом за последние десятилетия тенденция в ее смягчении прослеживается как никогда четко [4]. Это, в том числе, объясняется неприемлемым использованием статей 73 и 64 УК РФ. Законодатель предусматривает несколько решений для каждой отдельно взятой ситуации, а уже правоприменитель определяет наиболее эффективное из них в рамках закрепленного за ним права выбора. «Это позволяет уйти от правовой неопределенности, способной привести к произволу и беззаконию» [3].

Одна из проблем судебного усмотрения заключается в неопределенности понятийных рамок. Так, при составлении статей УК РФ необходимо заранее обозначить границы максимального и минимального возможного наказания, предусмотренного для отдельного преступления. И определение данных границ зависит от особенностей того или иного дела, условий и обстоятельств совершенного деяния. Из-за отсутствия четкой структуризации рассматриваемых положений часто приходится полагаться на компетентность судьи. Убедиться в этом можно, проанализировав тексты указанных статей. Так, в части 1 статьи 64 УК РФ упоминается, что размер санкции может быть ниже низшего предела, если на то имеются исключительные обстоятельства мотива или цели содеянного. На смягчение приговора может повлиять и роль виновного в преступлении, степень его раскаяния и другие факторы, позволяющие считать преступника менее опасным для общества. Понятие исключительных обстоятельств так или иначе получило должное освещение и трактовку, в отличие от обстоятельств, существенно уменьшающих степень общественной опасности подсудимого.

Согласно статье 73 УК РФ, суд может определить вероятность исправления и раскаяния преступника без отбывания наказания в виде лишения свободы. В соответствии с данным положением низший предел срока составляет восемь лет в исправительном учреждении. По словам М. В. Бавсуна, оговорка представляется ни чем иным, как фикцией, которая не определяет рамок судебного усмотрения [1]. Формулировки рассматриваемых статей пространны, на что не раз указывали современные авторы. Руководствуясь положениями обоих актов, законодатель основывается на оценочных факторах. А ввиду их размытой трактовки полномочия судей не всегда обоснованно расширяются. Уместно обратиться к словам Ч. Беккария о том, что «Невыгоды от строгого соблюдения буквы закона незначительны по сравнению с невыгодами, порождаемыми его толкованием судьей» [2].

Помимо неоднозначного толкования в отдельных ситуациях, у неверной интерпретации есть ряд других более серьезных последствий. Важно помнить, что в некоторых ситуациях суд пытается установить условия, необходимые для принятия решения относительно размера санкции. Рассмотрим статьи 66 и 68 УК РФ. При назначении наказания за неоконченное преступление суд обязан назначить обвиняемому взыскание не более строгое, чем обозначено в законодательном акте. При этом, назначая наказание за повторно совершенное деяние, суд должен опираться на невозможность назначение наказания ниже оговоренного предела. В обоих случаях деятельность судебного органа ограничивается определенными рамками. «Судебный акт должен быть вынесен в пределах, установленных нормами процессуального и материального законодательства» [5].

Но, к примеру, в статье 64 УК РФ формулировки об ограничениях наказания отсутствуют. Законом не установлены точные условия дела, при которых возможно смягчение наказания. Хотя их же можно обозначить в самой норме. Причем опираться следует на уже существующие виды послабления.

По мнению автора статьи, скорее приемлемо встать на сторону тех экспертов, которые считают назначение минимально возможного наказания за особо опасные преступления невозможным. В УПК РФ необходимо конкретизировать те обстоятельства, при которых вероятно обращение к статье 64 УК РФ. Тот же подход позволит решить проблему условного осуждения, а его назначение, напомним, аналогично зависит от решения суда. Приняв данные меры, можно не только пресечь чрезмерное обращение к послаблению, но и строго ограничить рамки закона. При этом возможность судебного усмотрения все еще сохранится – законодатель сможет выбрать наиболее справедливый вариант из предусмотренных.

 

Список литературы:

  1. Бавсун М. В. Указ. соч. С. 23.
  2. Бекария Ч. О преступлениях и наказаниях. Москва: 1939. 464 с.
  3. Власенко Н. А. Неопределенность в праве: понятие и пути исследования // Российское правосудие. 2006. No 7. С. 12.
  4. Зубкова В. И. Уголовное наказание и его социальная роль: теория и практика. М., 2006. 304 с.
  5. Караманукян Д.Т. Юридический прецедент как источник Российского права в свете практики Европейского суда по правам человека // Казанская наука. 2015. No 5. С. 108-110.
  6. Панько К. К. Некоторые аспекты уголовного законотворчества // Российский судья. 2006. N 7. С. 34.