ПОСЛЕДСТВИЯ ПАНДЕМИИ КОРОНАВИРУСА (COVID-19) В СТРАНАХ ПЕРСИДСКОГО ЗАЛИВА

Рубрика конференции: Секция 3. Мировая экономика. Специальность 08.00.14
DOI статьи: 10.32743/25878638.2022.5.54.336675
Библиографическое описание
Бейт Н.О. ПОСЛЕДСТВИЯ ПАНДЕМИИ КОРОНАВИРУСА (COVID-19) В СТРАНАХ ПЕРСИДСКОГО ЗАЛИВА / Н.О. Бейт // Вопросы управления и экономики: современное состояние актуальных проблем: сб. ст. по материалам LIX Международной научно-практической конференции «Вопросы управления и экономики: современное состояние актуальных проблем». – № 5(54). – М., Изд. «Интернаука», 2022. DOI:10.32743/25878638.2022.5.54.336675

ПОСЛЕДСТВИЯ ПАНДЕМИИ КОРОНАВИРУСА (COVID-19) В СТРАНАХ ПЕРСИДСКОГО ЗАЛИВА

Бейт Навира Омейма Абдулла Майан

аспирант кафедры мировой экономики, Российский Экономический Университет имени Г.В. Плеханова,

РФ, г. Москва

 

IMPACT OF THE CORONAVIRUS (COVID-19) PANDEMIC IN THE GULF STATES

Bait Nawira Omaima Abdullah Mayan

PhD, department of world economy, Plekhanov Russian University of Economics,

Russia, Moscow

 

АННОТАЦИЯ

В статье рассматриваются особенности распространения пандемии СОVID-19 в странах, входящих в Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива, в том числе специфика влияния пандемии на экономику и социальную сферу, мобильность населения и рынок труда. Показана роль систем здравоохранения и вакцинации населения в сдерживании распространения коронавирусной инфекции в данном регионе. Обсуждаются перспективы восстановления экономик монархий Персидского залива от кризиса, вызванного СОVID-19.

ABSTRACT

The article discusses the features of the spread of the COVID-19 pandemic in the countries that are members of the Cooperation Council for the Arab States of the Persian Gulf, including the specific impact of the pandemic on the economy and social sphere, population mobility and the labor market. The role of healthcare systems and vaccination of the population in curbing the spread of coronavirus infection in this region is shown. The prospects for the recovery of the economies of the Persian Gulf monarchies from the crisis caused by COVID-19 are discussed.

 

Ключевые слова: Совет сотрудничества арабских государств Персидского залива; пандемия COVID-19; экономика; социальная сфера; здравоохранение.

Keywords: Cooperation Council for the Arab States of the Gulf; COVID-19 pandemic; economy; social sphere; healthcare.

 

11 марта 2020 г. Всемирная организация здравоохранения (ВОЗ) объявила вспышку новой коронавирусной инфекции пандемией. Вслед за этим практически все страны мира (а некоторые и несколько раньше) ввели беспрецедентные в современной истории меры, направленные на ограничение распространения вируса. В конечном итоге это привело к повсеместной социальной и экономической дестабилизации.

Пандемия и вызванный ею экономический кризис стали самым серьезным вызовом за последнее десятилетие для всех стран мира.

Обусловленный пандемией кризис отличает масштабность потерь во всех сферах жизнедеятельности, а также высокая степень неопределенности относительно его продолжительности и силы воздействия, которые определяются сложностью адаптации экономической политики к условиям рецессии. Тем не менее после сокращения темпов роста мировой экономики в 2020 г., составившего, по оценкам экспертов МВФ, 3,3%, прогнозируется ее рост на 6% в 2021 г. с последующим замедлением до 4,4% в 2022 г. Ожидается, что с учетом предполагаемого ущерба для потенциального предложения и воздействия негативных факторов, возникших до пандемии (в частности, замедления роста численности рабочей силы в связи со старением населения в странах с развитой экономикой и не которых странах с формирующимся рынком), в среднесрочной перспективе рост мировой экономики снизится до 3,3%. Однако долговременный ущерб от рецессии, вызванной пандемией COVID-19, будет меньше, чем ущерб от мирового финансового кризиса 2008 г. [1].

В последние два пандемического года в Султанате усиливается дисбаланс между стратегическими задачами социально-экономического развития и возможностями их решения. Сокращение ресурсной базы экономического роста национальной экономики уменьшает инвестиционную активность и нормы накопления в пользу мер по поддержке текущего потребления. Однако такой подход бесперспективен, поскольку не позволяет решить проблему структурных ограничений экономического роста. Переход на новую длинную волну (соответственно теории Кондратьева), должен сопровождаться уходом от сырьевой направленности экономики путем разработки научных подходов к реализации эффективной промышленной и транспортной политики, политики развития строительного комплекса. Их результатом должны стать реальные меры, которые будут отвечать интересам защиты экономической безопасности национальной экономики и способствовать формированию предпосылок увеличения конкурентоспособности Омана на мировом рынке [2].

В современных условиях формируется новая совокупность факторов экономического роста и развития национальной экономики. Ее специфика проявляется в обязательном учете и выполнении экономических законов развития, сопровождается государственным регулированием экономики и выполнением требований современного этапа развития социально-экономической системы - структурной трансформаций экономики при одновременном духовно-нравственной перестройке общества, вызванной таким глобальным форс-мажорным вызовом, каким стал для цивилизации пандемический кризис.

Когда в феврале – марте 2020 г. коронавирус начал распространяться в странах ССАГПЗ, было уже понятно, что человечество столкнулось с новым агрессивным патогеном, надежных средств для лечения которого не существовало. В этой ситуации единственными доступными способами замедления распространения инфекции стали нефармацевтические инструменты – санитарные ограничения и социальное дистанцирование, которые могли в какой-то мере способствовать скорейшему возобновлению экономической деятельности и сглаживанию негативного воздействия пандемии на экономический рост.

Монархии Персидского залива уже сталкивались с коронавирусной инфекцией. Поэтому государства – члены ССАГПЗ довольно быстро среагировали на угрозу распространения нового вируса, введя различные противоэпидемические меры почти сразу после выявления первых случаев заражения коронавирусом (приостановка международных сообщений, закрытие границ, школ и других учебных заведений, мечетей, более или менее жесткие ограничения для населения, в том числе обязательное ношение масок, комендантский час и т.д.). Однако некоторое ослабление ограничений, введенных в начале 2020 г. (первая «волна» пандемии), и, соответственно, повышение мобильности населения ускорили распространение вируса в конце 2020 – начале 2021 г. (вторая «волна» пандемии). Параллельно появились новые штаммы вируса. В связи с этим в 2021 г. ряд членов ССАГПЗ вновь усилили ограничительные меры.

Пандемия не только приводит к гибели людей, но и имеет серьезные экономические последствия. Для членов ССАГПЗ ее негативное воздействие сказалось и на предложении, и на спросе. Со стороны предложения шок был вызван, во-первых, сокращением доступной рабочей силы как из-за болезни работников (прямое воздействие), так и из-за ограничений на поездки, карантинных мер и необходимости оставаться дома, ухаживая за больными родственниками или детьми (косвенное воздействие). Во-вторых, на предложение повлияло сокращение поставок товаров, комплектующих и притока капитала, вызванное перебоями на транспорте и предприятиях стран ССАГПЗ, как, впрочем, и других стран.

Ограничение мобильности населения и сокращение мирового ВВП в 2020 г. привели к беспрецедентному за последние 20 лет уменьшению потребления нефти в мире – на 8,8%1 и резкому падению нефтяных цен: в январе – феврале 2020 г. они снизились на 65–70% [5; 6]. Страны ОПЕК+ смогли договориться о снижении добычи нефти на 10% [5], что стабилизировало нефтяной рынок. Средняя цена эталонной марки Brent за 2020 г. составила 41 долл. за баррель, т.е. опустилась до самого низкого исторического уровня с 2004 г. [4].

По оценкам экспертов, в 2021 г. укрепление рынка нефти продолжится. Спрос на нефть будет стимулировать восстановление активности в производственной и глобальной транспортной сферах при том, что производство будет расти медленнее потребления. Вероятно, ОПЕК+ продолжит регулировать объем добычи сырой нефти, ориентируясь на темпы восстановления мировой экономики. Несмотря на перспективы оживления рынка, значительного роста цен с текущего уровня в 60 долл. за баррель не ожидается, а потребление нефти в 2021 г. будет ниже, чем до пандемии COVID-19 [3, p. 5].

По оценкам Международного энергетического агентства, мировой спрос на нефть восстановится до докризисного уровня только к концу 2022 г., а в долгосрочной перспективе возможен постепенный выход компаний из нефтяного сектора. Кризис COVID-19 усилил тенденцию уменьшения спроса на углеводородное сырье. В исторической ретроспективе снижение цен на нефть способствовало экономическому росту и стимулировало увеличение потребления. Поскольку кризис COVID-19 включает в себя «санитарную» составляющую, сокращение мобильности населения дополнительно «сжимает» спрос на нефть [4]. В этих условиях страны ССАГПЗ становятся особенно подвержены шокам.

Выводы:

Характер влияния пандемии на те или иные страны и регионы определяется многими факторами (структурой экономики, состоянием системы.

В современных условиях развития экономики, благодаря активной научной позиции ученых-регионалистов, которые обеспечивают постоянный поток исследований, продолжают появляться новые и модернизируются классические теории и концепции по размещению производительных сил и региональной экономики. Со стремительным развитием инноваций, компьютерных технологий, ноу-хау и т.д. новые теории размещения, учитывая исследования классиков размещения сельскохозяйственного и промышленного производства и их последователей, концентрируются на других видах деятельности и факторах размещения. Акцент перемещается из традиционных факторов размещения (материальные, трудовые, транспортные расходы) на нематериальные факторы, которые сложнее поддаются количественной оценке, что обусловливает необходимость создания нового информационно-аналитического инструментария.

Пандемия COVID-19 – неожиданное событие, к которому не была готова ни одна страна мира. Она вызвала двойной кризис, разрушающий, с одной стороны, здоровье населения, с другой – глобальные цепочки создания стоимости.

Основываясь на опыте прошлых эпидемий, монархии Персидского залива довольно быстро среагировали на нее, введя различные санитарные ограничения. Все страны ССАГПЗ также разработали планы (программы) поддержки предприятий, доходов населения и экономической активности в целом. При появлении вакцин от COVID-19 монархии Персидского залива одними из первых в мире начали вакцинацию населения, что позволяет спасти многие жизни.

Пандемия выявила накапливавшиеся годами социально-экономические проблемы членов ССАГПЗ (зависимость от цены нефти, контактоемких секторов экономики, дихотомия рынка труда) и фактически положила конец длительному циклу их роста. В условиях сократившегося мирового спроса страны ССАГПЗ стремятся по максимуму эксплуатировать свои нефтегазовые ресурсы и продолжают вкладывать средства в развитие производственных мощностей.

В настоящее время перед монархиями Персидского залива стоят такие задачи, как поддержание экономического роста и уровня жизни на селения, а также активизация диверсификации экономики. Для их решения необходимо сократить государственные расходы при одновременном повышении эффективности, продолжить реализацию разработанных программ диверсификации экономики, развивать частный сектор при сокращении субсидий и инвестиций в инфраструктуру. Конечной целью является переход к экономике, не зависящей от ископаемого топлива. Достичь этого весьма непросто, особенно в условиях сокращения финансовых и человеческих ресурсов. Однако такой переход представляется жизненно важным для обеспечения верности населения монархическим режимам и, соответственно, для устойчивости последних. Насколько успешной окажется политика стран ССАГПЗ, покажет время.

 

Список литературы:

  1. Перспективы развития мировой экономики: Преодоление неравномерного восстановления экономики // МВФ. – 2021. – i-xvii, 180 с. – URL: https://www.imf.org/ru/Publications/ WEO/Issues/2021/03/23/world-economic-outlook-april-2021 (дата обращения: 03.04.2022).
  2. Суреновна Е. Султанат Оман-КНР: стратегическое партнерство // Aziya i Afrika Segodnya. № 12. 2020. С. 46-50.
  3. Baromètre risques pays et secteurs – T 1 2021 // Coface. – 2021 – 27.04. – URL: https:// www.coface.com/fr/Actualites-Publications/Publications/Barometre-Risque-Pays-et-Secteurs-T1-2021 (дата обращения: 03.04.2022).
  4. Laboué P. Quelle géopolitique du pétrole au temps du Covid-19? // Tribune. – 2021. – 08.03. – URL: https://www.iris-france.org/155174-quelle-geopolitique-du-petrole-au-temps-du-covid-19/ (дата обращения: 03.04.2022)
  5. Martorello L. Les monarchies du Golfe dans la tourmente de l’après-Covid // Horizons Strategiques. – 2020. – 18.11. – URL: https://horizonsstrategiques.com/les-monarchies-du-golfe-dans-la-tourmente-de-lapres-covid/ (дата обращения: 03.04.2022).
  6. Roger G. La région du Moyen-Orient et de l’Afrique du Nord face à la pandémie de COVID-19. Rapport spécial // Assemblée parlementaire de l’OTAN. – 2020. – 11.12. – 33 p. – URL: https://www.nato-pa.int/download-file?filename=/sites/default/files/2021-01/ 095%20GSM%2020%20F%20rev.2%20fin%20-%20REGION%20MOAN%20FACE%20A %20LA%20 COVID.pdf (дата обращения: 03.04.2022)